Туркменские узоры и орнаменты

Из этой статьи вы узнаете:

Туркменский ковер ручной работы. Туркменские узоры. День туркменского ковра

Туркменский ковер, который еще называют бухарским, принадлежит к самому популярному семейству изделий для покрытия пола ручной работы. В наши дни он является национальным символом, утвержденным официально. Орнамент размещен на флаге государства, ковер – национальное достояние, в стране даже утвержден День ковра. Однако связывать это изделие с современным государством неверно. Истинные – исторические – создатели ковров проживают не только в Туркмении, но и в современных Узбекистане, Турции, Таджикистане, прочих странах Центральной Азии. Одним словом, на территориях, принадлежащих ранее кочевым племенам.

Значение ковров

Туркменский ковер олицетворяет для местного населения мир, тогда как весь окружающий мир – ковер, расстилающийся перед изумленным путником.

Впервые это изделие появилось у кочевников, оседлые народы не были знакомы с процессом изготовления – они занимались ткачеством из шелка. Самые древние ковры родились в закаспийской пустыне – именно тут кочевали скотоводы. Женщины этих племен из шерсти овец создавали удивительные образцы ткачества. Искусные ковровщицы ткут узорчатые ковры, не имея эскиза, они практически интуитивно создают правильные геометрические рисунки.

Туркменский ковер изначально предназначался не столько для украшения, сколько для утепления жилья. Мягкие, легкие изделия идеальны для кочевой жизни. Состоятельность семьи оценивалась по наличию ковров и качеству их изготовления. Также важно было иметь богатую лошадиную попону и сбрую для верблюдов – эти предметы свидетельствовали о достатке. Туркменский ковер являлся важным элементом приданого, его качество говорило о способностях невесты.

Рождение ковров

С древних времен изготавливались они на самом простом станке: колья вбивались в почву на расстоянии, равном требуемым размерам изделия. За колышками крепились бруски, между которыми натягивали основу. Трудно предположить, что на площади в две ладони (порядка квадратного дециметра) ковровщица вручную вязала порядка восьми тысяч узелков, обрезая нити, после чего оставался ворс до полутора сантиметров. Работая целый месяц, одна мастерица способна соткать около 5 метров ковра.

Во все времена основным материалом, из которого изготавливают туркменский ковер, была и остается шерсть. Многие народы, в том числе туркмены, считали, что баранья шкура способна вернуть утраченное здоровье, увеличить силу. В более позднее время эти удивительные свойства стали приписываться и коврам из овечьей шерсти. Даже в наши дни колыбель ребенка устилается войлоком или небольшим ковриком. На запястья малыша повязывают шерстяную нитку, которая должна защитить младенца от сглаза. В шерстяные изделия заворачивают больных.


Ученые считают, что туркменские узоры на ковре – воплощение понятия мироздания туркменов. Самые значительные единицы орнамента – степи, хорошо знакомые кочевнику. Мелкоузорчатая кайма состоит из элементов, напоминающих следы различных животных, – это символизирует дальние земли, в которых не бывал человек, только звери могут там бродить.

Особенно интересны для историков энси – предметы, завешивающие дверные проемы. Они ярче всего иллюстрируют понятия кочевников о составе мира. Энси изготавливаются в форме арки, внизу которой нет каймы – это демонстрирует переход из мира природы в мир жилья. Орнамент, состоящий из трех частей, означает взаимосвязь трех миров.

Быт, история, традиционное искусство были отражены в произведениях туркменского художника Р. М. Мазеля. Проживая в Ашхабаде до середины 1920 годов, он написал немало полотен с восточными мотивами, репродукции которых были включены в его книгу-альбом «Ковровые сказки».


В древности изделия эти производились различными племенами. Отличался не только внешний вид, но и функционал. Шерстяные изделия с четкими узорами имели особенности, присущие каждому племени. Наиболее известны такие изделия: туркменский ковер с узорами племени теке, салоров, йомуд, сарыков. До начала 20-го века применялись преимущественно растительные красители – они позволяли создавать ковры насыщенных цветов. Бухарские ковры – символ благополучия и даже власти.

Современное ковроткачество

К концу 20-го века изготовление ковров превратилось в очень важную отрасль государственной экономики. Самое известное изделие ручной работы, произведенное в Туркменистане, – ковер, площадь которого 301 квадрат. Изготовлен он был в 2001 году, через два года его занесли в Книгу рекордов.

Сегодня можно встретить не только традиционные орнаменты, но и найти ковры, на которых изображены известные личности. Например, в музее имеются ковры с портретами Юрия Гагарина, Ленина и поэта Махтумкули.

День туркменского ковра

Этот праздник в 1992 году получил официальное признание, с тех пор его отмечают в последнее воскресенье мая. Далекому от национальной культуры человеку трудно понять, почему такое внимание уделяют произведению ткачих. Однако, едва взглянув на флаг государства, нетрудно понять, что ковер действительно является важной частью культуры – его орнамент украшает символ страны. С давних пор это шерстяное изделие являлось самой значимой вещью в быту. Кроме того, туркменский ковер в интерьере всегда означал власть и достаток.

В рамках праздника организовывается большой концерт. Торжества, представления, концерты проходят в театрах, на сценах и даже ковроткаческих предприятиях.

Основные празднования проходят в Музее ковра, находящемся в столице. Правительство предпринимает максимум усилий для того, чтобы праздник прошел максимально весело. Иногда для стимуляции творчества объявляются конкурсы на лучшие ковры.

Музей туркменского ковра

Чтобы сохранить и возродить ковроткачество, правительство инициировало создание Музея ковра. Это учреждение – самый важный культурный центр страны. Выставлено тут более 2 тысяч ковров, среди которых имеются изделия с невероятно редкими туркменскими узорами. Так, в этом музее можно увидеть самый маленький коврик, изготовленный для переноски ключей. К слову, ковры тут не только выставляются, но и реставрируются. Задача эта очень сложная, поскольку на один квадратный метр произведения искусства приходится порядка полутора миллионов узелков. В музей постоянно довозят различные экземпляры: сотрудники находят старые изделия. На сегодня площадь музея составляет около 5 тысяч квадратных метров. Тут проводятся разнообразные конференции и форумы.

Магазин ковров

Бухарский ковер напоминает качественное вино – с годами он становится только лучше. Приобретя его, можно положить начало традиции, передавая его потомкам из поколения в поколение. Внуки-правнуки будут очень благодарны за такой подарок, поскольку к тому времени стоить ковер будет в несколько раз дороже.

Приобрести туркменские изделия можно в одной из лавок Туркменистана или на рынке. Правда, вывезти ковер из страны не так-то просто, поскольку это национальное достояние. Требуется получить специальное разрешение, довольно дорогостоящее. Также потребуется оплатить вес товара при перевозке в самолете.

Магазин ковров можно найти и в нашей стране, немало предложений выставляется интернет-магазинами. При покупке желательно требовать сертификат, удостоверяющий подлинность изделия. Стоимость настоящих ковров достаточно велика, зависит от имени мастера, который его создал, количества повторяющихся орнаментов на них, длины ворса. В среднем стоимость квадратного метра такого произведения рук человеческих достигает 300 долларов. Однако встречаются и гораздо более дорогие изделия.

Туркменские ковры

Ковры ручной работы исторически занимали важное место в туркменском быту. Они использовались при «общении с Богом» («намазлыки» — коврики для молитвы), способствовали торжественности «асмалыка» (семейного праздника), заменяли гардеробы и комоды («хуржуны», «чувалы», «торбы»), утепляли и украшали жилище («халы», «чувалы», «энси», «гапалыки»). Туркменские ковры отличались практичностью, износостойкостью и красотой.

Примеры данных ковров в каталоге:

В ковер закладывались все признаки племенных различий, исторической исконности и национального своеобразия туркмен.

Характерные черты туркменских ковров

Еще в X-XIII веках во времена Великих сельджуков, туркменские ковры прославились на рынках Европы и Востока как одни из самых лучших. Известный путешественник Марко Поло, в своих воспоминаниях называл туркменские ковры «самыми тонкими и красивыми на свете». Ковровые полотна той эпохи отличались высокой узелковой плотностью, прочностью окраски и строгостью орнаментов.

Материалы. В качестве сырья для ковроткачества в основном используется лучшая шерсть туркменских пород овец. Критерием качества шерсти выступала ее светлость и однородность по тону, что крайне важно для равномерного окрашивания нитей. Некоторые племена туркменов кроме шерсти используют хлопок и шелк, из которых изготавливают уточные нити или основу ковра.

Стиль плетения. В плетении ковров в Туркмении используется в основном ассиметричный персидский узел, хотя некоторые разновидности полотен Йорук и Сарык изготавливаются с применением турецкого симметричного узла. От других восточных туркменские полотна отличаются повторяющимся узором (гель) и широкими полосками стилизованных рисунков по коротким сторонам ковра.

Расцветка. В цветовой палитре доминируют бордовые тона, которые составляют фон рисунка. В линиях орнамента используются темные тона черного, малинового, оранжевого, синего и зеленого цветов. С помощью черного цвета, символизирующего стихию Воды, обрамлялись все орнаменты и разграничивались один от другого.

Красители. Вплоть до XIX века для окрашивания пряжи туркмены использовали исключительно натуральные красители (марену, живокость желтую, корни гранатового дерева, околоплодники грецкого ореха, кошениль и др.). Однако в ХХ столетии растительное сырье вытеснили более дешевые анилиновые красители, что снизило качественные характеристики туркменских ковров. Тем не менее, постепенное совершенствование технологий позволило приблизиться к свойствам испытанных природных красителей животного и растительного происхождения.

Сегодня в коврах ручной работы из Туркмении применяются, как правило, химические красители — анилиновые.

Орнаменталистика. Ученые искусствоведы уверяют, что ковровый орнамент сохраняет в себе многовековую историю народов. Любой орнаментальный символ что-то означает, а «гель» (основной орнамент туркменских ковров в виде повторяющихся узоров – медальонов) является целым букетом символов. Любая племенная и родовая группа туркмен, которая проживает на определенной территории, имеет свой гель («салыр», «теке», «эрсары», «йомуд» и т.д.).

Орнаменты национального ковроткачества сохранили отпечатки народной истории и всех религий, которые существовали на территории Туркменистана.

Символы в гелях очень информативны и обладают определенным смыслом. Солярные знаки, доминирующие в эрсаринских, текинских и пендинских коврах: колесо судьбы («чахры пелек»), 5 лун («бэш ай»), символы звезд («чемче гель»), символы Солнца («гельче») и прочие небесные светила, почитаемые на Др. Востоке. В салорском ковре «энси» традиционный низ полотна «элем» представляет собой орнаменты — обереги, символизирующие Анахиту, богиню плодородия. Существуют орнаменты, символизирующие флору («чынар гюль», «гуляйды» и т.д.).

Виды туркменских ковров

В мире туркменские ковры с древних времен называют «бухарскими». Случилось это потому, что они всегда были обширно представлены на легендарных базарах Бухары (теперь Узбекистан).

К группе туркменских ковров ученые относят полотна, сотканные на обширной территории проживания туркменов. Эта территория включает Узбекистан, Туркменистан, Афганистан и Белуджистан (включает территории Афганистана, Ирана и Пакистана).

К современным туркменским относятся ковры:

    Текке – получили свое название в честь самой многочисленной народности Туркменистана (текке). Ковры ручной работы Текке наиболее узнаваемы в Туркмении и за ее пределами благодаря разделенному на четыре части гелю.

Йомут (Йомуд) – изготовляются одноименным племенем Туркменистана и характеризуются большим разнообразием стилей и орнаментов. Одна из разновидностей изделий Йомуд характеризуется диагональными рядами из повторяющихся восьмиугольников разных цветов, окаймленных бордюром из крючков и защелок и стилизованными вертикальными полосами с соцветиями на них. Орнамент второй разновидности ковров Йомуд состоит из вертикальных рядов восьмиугольников с вписанными в них изображениями двуглавых собак и других животных. Окаймляют центральную часть полотен бордюры со сложными растительными узорами.

Салорские ковры (салыр) ткались туркменским племенем салор – самой древней народностью туркменов. Для этого стиля характерен гармоничный салор-гель – восьмиугольный разделенный на 4 части медальон в форме звезды. Традиционно в каждой части медальона располагаются фигурки животных.

Эрсари (Арсари) – изготовляются племенами эрсари, живущими на территории Туркменистана и Узбекистана. В отличие от других племен туркменов, народность Арсари не имеет собственного отличительного геля и племенного мотива, поэтому на коврах медальоны практически не встречаются. Орнаментальная часть ковров Арсари состоит из геометрических и растительных узоров, позаимствованных и видоизмененных персидских и китайских символов.

Помимо традиционных ковров, в Туркмении ткут ковры с портретами и различными сюжетами, а также традиционные для исламской культуры молитвенные коврики.

Туркменские ковры ручной работы неизменно занимают достойные места на международных выставках. Это предмет гордости туркменской нации.

Туркмения. Часть I. Восьмиконечные звезды и гёли

Каждый, кто решит посетить Туркмению, должен приготовиться к визуальной передозировке двух образов — восьмиконечной «звезды Огузхана» и ковровых орнаментов — гёлей. На их фоне часто встречающиеся национальные костюмы, портреты президента и ковры будут казаться интересными и разнообразными.

Anyone who decides to go to Turkmenistan should prepare themselves for a visual overdose of two things: the eight-pointed “Star of Oghuz Khan” and rug design elements called guls. Next to these, the frequently seen national costumes, carpets and portraits of the president will appear interesting and diverse.

Жителям других стран и культур сложно представить, насколько важным может быть ковер. Так как ковров самих по себе не бывает, огромное значение имеют ковровые орнаменты. В разных местах Туркмении свои орнаменты, но есть пять главных, по числу велаятов (областей). И поэтому у туркменского полумесяца пять звезд, у туркменского орла пять голов, а в оформлении всегда используются пять гёлей.

People from other countries and cultures have a hard time understanding just how important a rug can be. And since rugs don’t exist in and of themselves, rug designs have great significance. Different parts of Turkmenistan have their own design motifs, but there are five main ones, which correspond to the five welayatlar (provinces). This is why the Turkmen crescent has five stars, the Turkmen eagle has five heads and everything is always decorated with five guls.

Выяснилось, что гёли удобнее всего ставить вертикально.

The guls, as it turns out, are easier to stack vertically.

Поэтому они стоят так на флаге страны, а также украшают все опоры рекламных конструкций в стране.

So they’re positioned that way on the country’s flag, and also adorn the base of every advertising structure in the country.

Гёли основаны на пропорции золотого сечения — 21 на 34. Что можно показывать на светодиодном табло над скоростным шоссе? Конечно, гёли.

The guls are based on the proportions of the golden section—21 by 34. What should you display on an LED screen above a freeway? Guls, of course.

Орнамент на ковре много говорит о владельце. Можно считать это еще одним языком, понятным каждому туркмену.

A rug design speaks volumes about its owner. It can be seen as another language that every Turkmen understands.

В какой еще стране ковровые орнаменты будут изображены на каждом автомобильном номере?

Where else would rug ornaments be displayed on every license plate?

Самая распространенная визуальная деталь — восьмиконечная звезда. Вот от нее действительно никуда не деться. Она на каждом заборе.

The most common visual detail in Turkmenistan is the eight-pointed star. There’s truly no escaping it. It’s on every fence.


На каждом столбе.

Правда, на каждом столбе.

No, really, on every post.


И когда начнет казаться, что есть столбы без звезды, нам напомнят, что нет.

And just when you might start thinking that there are posts without stars out there, you’ll be reminded that there aren’t.


Все светофоры украшены звездами.

All the traffic lights are decorated with stars.

Восьмиконечная звезда на въездных стелах.

The eight-pointed star is on entry steles.

На опорах шоссейных указателей.

On the supports of highway signs.

На опорах самих шоссе.

On the supports of the highways themselves.

На автобусных остановках (на всех).


On bus shelters (all of them).

Нет ничего, что нельзя было бы разместить в звезде. Взять для примера любой вид спорта.

There’s nothing that can’t be placed inside a star. Take any kind of sport, for instance.

Или могилу первого президента Туркмении — Вечно Великого Сапармурата Туркменбаши.

Or the tomb of the first president of Turkmenistan, Eternally Glorious Saparmurat Turkmenbashi.

Форма абсолютно везде.

The star is absolutely everywhere.

Главная телебашня страны. На что похожа? Правильно — это звезда.

The country’s central television tower. What does it look like? That’s right, a star.

А вот восьмиконечник обозрения. Вокруг золотого центра наши старые знакомые — пять гёлей.

And here’s the Ferris octagram. The golden center is surrounded by our old friends, the five guls.

— Мальчик, что это у тебя? А, понятно, проходи, мальчик.

What’s that you’ve got there, boy? Oh, I see. Go on then, boy.

Сокровища Туркменистана — ковры

Туркменский ковер известен во всем мире. В общем и целом Туркмения славится своими великолепными коврами, сотканными руками туркменских женщин. Работу ковровщиков можно сравнить с подвигом. Если сегодня ковроткачество — дело профессионалов, то в прошлые столетия каждая туркменка умела ткать ковры.

Ковер — символ туркменского народа. Туркменские ковры, преобладающий цвет которых темно-красный, ткут в домашних условиях из шерсти, хлопка и шелка. Легенда гласит, что «заветы», оставленные Огуз-ханом (легендарным предком туркмен) своим сыновьям, заложены в узорах туркменского ковра. В Туркменистане, где каждое племя имело свой неповторимый орнамент, ковер настолько священен, что даже национальный флаг украшает ковер. Настоящий ковер — произведение искусства само по себе, и поэтому стоит очень дорого.

История туркменских ковров

Искусство туркменского ковроткачества зародилось давно. Найденные остатки керамики IV-III вв. до н. э. показали, что орнамент этой древней керамики полностью идентичен узорам туркменских ковров.

В третьем веке до н. э. парфянские ковры широко экспортировались в древнюю Европу и ценились римскими императорами. К 13 веку появились письменные свидетельства о туркменских коврах. Известный путешественник Марко Поло, побывавший в Малой Азии, с восторгом писал о туркменских коврах как о «тончайших и лучших в мире».


С конца XIX века туркменские ковры стали демонстрироваться во многих городах России и Европы. Туркменские ковры экспонировались на Всемирных ярмарках в Париже, Петербурге, Берлине, Вашингтоне . Они хранятся в частных коллекциях известных людей.

Как выглядит туркменский ковер?

Каждый туркменский ковер имеет свой неповторимый узор. Но все они, несмотря на различия, имеют общий фон, общую семантику — все, что составляет туркменский ковер.

Туркменские ковры наряду со строго геометрическим орнаментом содержат многочисленные стилизованные изображения животных: баранов, верблюдов, лошадей, птиц и др. Гели или узоры туркменского ковра представляют собой стилизованное изображение земли во Вселенной.


Орнамент создавался с привязкой к центру ковра. Центр символизировал солнце. Подобно египетским пирамидам, таящим в себе множество тайн, орнаменты туркменских ковров хранят и некоторую информацию, которая, вероятно, может открыть доступ к уникальной туркменской цивилизации.

Ковры в Туркменистане

Туркменистан славится своими коврами, которые специалисты по коврам считают потомками самых чистых и древних традиций ковроткачества в Центральной Азии. Многие туркменские ковры ошибочно называют бухарскими коврами в честь города в соседнем Узбекистане, где они активно продавались.

Туркменские ковры ценятся за их качество, насыщенные цвета и прекрасные геометрические и цветочные узоры. Они традиционно были ярко-красными и украшенными черно-белыми узорами.

Ковры традиционно ценились кочевниками, потому что их было легко транспортировать, они обеспечивали тепло, и их можно было использовать как мебель, декоративные настенные и напольные покрытия. Советский Союз превратил ковроткачество в государственную индустрию с фабриками, выпускающими ковры массового производства.

В президентском дворце Туркменистана висит самый большой в мире шерстяной ковер ручной работы. Завершенный в 2001 году, он составляет около 300 квадратных метров и весит почти 1,5 метрических тонны в соответствии с книгой рекордов Гиннесса.

Туркмены очень серьезно относятся к своим коврам. Ковры являются символом туркменской культуры в целом. У каждого туркменского племени есть свои уникальные мотивы, пять главных изображены на флаге Туркменистана.

В стране есть Министерство Ковров, которое фокусируется на сохранении традиций ручного ткачества. Когда человек хочет купить ковер в Туркменистане, он должен подготовить много документов, которые уточняют: возраст, регион происхождения, используемые материалы, имя продавца, день, когда ковер был приобретен, и предоставить документацию в Министерство Ковров, которое дает разрешение на вывоз ковра из Туркменистана.

В последнее воскресенье мая в Туркменистане отмечается День ковра. Этот национальный праздник был учрежден еще до провозглашения независимости страны в 1991 году. Одно из главных мероприятий — масштабное ковровое шоу, организованное государственной корпорацией «Туркменский ковер» в составе 16 предприятий.

Туркменские ковры: цвета и узоры

Каждое туркменское племя разработало свой уникальный дизайн, или гул, который отличает ковры разных племен и родов друг от друга и туркменские ковры от других восточных ковров. Конструкции и узоры также традиционно варьируются от деревни к деревне. Например, клан Эрсия у Каспийского моря использует якорный мотив.

Родовые туркменские узоры в дизайне преимущественно геометрические. Для туркменского ткачества характерно множество вариаций красного цвета. Происхождение орнаментальных ковровых конструкций коренится в реалиях туркменской повседневной жизни и местности, где они живут, таких как местная растительность и животные, поля. Эти конструкции встречаются как в Гольсе, ковровых узорах центрального поля, так и в обрамлении и краях ковра.

Главными украшениями на туркменских коврах являются первичные и дополняющие их «гели» — ковровые узоры, вдохновленные природой, бытом и обычаями туркменского народа, иногда дополняющие чувства, мечты, радости, печали, надежды и пожелания ткачей и их племен. Также выражают героизм, мужество и преданность Родине.

В современных туркменских коврах сохранились гели ранних туркменских племен. Через Салор и их ковры ученые почерпнули понимание ранних туркмен и их ремесел. Салорские племена до сих пор считаются первопроходцами туркменского ковроткачества. В конце 19 века, когда Салоры практически перестают делать ковры, на торговых рынках появляются Сарыкские и Теккинские ковры с очень популярными для Салор узорами.

Туркменский красный цвет варьируется от ярких праздничных оттенков до темно-вишневого и коричневого. Он дополняется дизайнами, выполненными в желтых, темно-зеленых, синих, темно-синих и белых тонах. Центр обрамлен темно-синим, темно-коричневым и иногда черным цветом. Белые детали геля гармонируют со всей окраской ковра отчасти из-за естественного теплого коричневого цвета подложки.

Туркменское ковроткачество

Ковроткачество — одна из древнейших форм туркменского прикладного искусства. Туркменку традиционно обучают ремеслу с раннего возраста. Красота и долговечность туркменских ковров уходит корнями в традиции туркменского ковроткачества и мастерство его ткачей. Ворсовое ковроткачество — сложный и длительный процесс, в котором ткачи создают сложные узоры и конструкции, используя древние и элементарные методы производства. Лучшие ковровщики создают целые композиции и орнаменты на коврах с помощью своей фантазии, памяти и новых интерпретаций традиционных узоров.

Пряжа, используемая в туркменских коврах, взята из шерсти Сараджинских овец, которая ценится за способность поглощать тепло, красители и ароматы. Пряжа традиционно окрашивается растительными и минеральными красками. Одной из сильных сторон туркменских ковров является их плотность узлов — от 180 до 400 узлов на квадратный метр. Другая польза — традиционно естественные краски. Но, пожалуй, наибольший вклад вносят туркменские женщины. Их руки создают настоящие шедевры. Их традиции сохраняются через передачу традиций и секретов о проектах, методах, красках и других вещах от одного поколения к другому.


Ковры традиционно изготавливались в деревнях семейными группами женщин, которые работали в своих домах с примитивными ткацкими станками, лежащими на полу, и всего тремя инструментами: ножницами, расческой и ножом с зацепленным лезвием. Большинство проектов сделаны из памяти и были переданы каждому поколению от матери к дочери. Мужчины традиционно покупали самую тонкую шерсть, которую они могли себе позволить. Позже спрос на туркменские ковры стал настолько велик, что мужчины стали набираться для работы в крупных мастерских. В стремлении массово производить ковры дешево, производители ковров отказались от традиционных конструкций и используют химические красители.

Ковер размером 2 на 3 метра, как правило, занимает пару месяцев для изготовления, это позволяет ткачу заработать несколько сотен долларов. Требуется три месяца, чтобы сделать более крупный шерстяной ковер, немного дольше, чтобы сделать шелковый.

География и культурный фон туркменских ковров

Туркменские ковры необязательно должны быть из Туркменистана. Они могут изготавливаться и в других местах, где живут туркмены, таких как Иран, Афганистан, Турция и Сирия. Они также могут прибывать из любой точки Туркестана (Центральная Азия плюс Синьцзян в западном Китае), особенно из Западного Туркестана.

Западный Туркестан — это территория площадью около 700 тысяч квадратных километров с Каспийским морем на Западе, полуостровом Мангышлак на северо-востоке и горами Капет-Даг и окраинами Гиндукуша, образующими полукруг на юге. К западу от того, что с 1924 года было границей Советской Социалистической Республики Туркменистан, находятся Афганистан и иранская провинция Хорасан. С восточной стороны находится огромная китайская провинция Синьцзян. На западной стороне области находится пустыня Каракумы, а на востоке, между реками Амударья и Сырдарья, находится пустыня Кызылкум. К югу находится Узбекистан, охватывающий важные торговые центры Бухары и Самарканда. Последний был крупным постом вдоль Древнего Шелкового пути, который пролегал из Китая через Восточный Туркестан и на запад, через Ташкент в Узбекистане, Марию (Мерв) в Туркменистане и Хорасан. Многие различные этнические группы населяли этот регион на протяжении тысячелетий, и среди тех, кто связан с ткачеством, помимо самих туркменов, есть узбеки, каракалпаки и киргизы.

Дополнительная информация, которая будет вам полезна:  Эластичная резинка спицами со схемой

История, генеалогия, верования и быт туркменских степных народов имеют огромное значение для их искусства. Поэтому туркменские ковры с их характерными палитрами, мотивами и композициями, являются не просто образцами странного и экзотического «народного» искусства, но представляют собой очень сложную и исторически непрерывную культуру. Эта сильная историческая преемственность стала возможной благодаря врожденному консерватизму западно- и среднеазиатских племенных культур и, самое главное, их кочевому или полукочевому образу жизни. Таким образом, туркмены (принадлежащие к западно-тюркской языковой группе в отличие от других народов Центральной Азии) смогли сохранить и развить свою особую культуру.

История туркменских ковров

Самый старый ковер в мире – «Пазырыкский ковер» 4-го века до н. э. — был найден в алтайских горах недалеко от современного Туркменистана. Он имеет некоторые основные сходства с современными туркменскими коврами. В 12-й главе «Путешествий Марко Поло», которая рассказывает о путешествии итальянского путешественника в Иран и Центральную Азию в 13-м веке, Марко Поло сказал: «Самые прекрасные и самые красивые ковры сделаны здесь, и богатая ткань красного и других цветов сотканы здесь». Это было одно из первых упоминаний о восточных коврах западными источниками. Туркменские ковры были представлены в картинах Европейского Возрождения.

Ковровые изделия, такие как чувалы (мешки для хранения), хорджуны (седельные сумки) и торбы (палаточные сумки), использовались туркменскими кочевниками для перевозки одежды, палаток и хозяйственных товаров на верблюдах и лошадях при перемещении их лагерей. Все эти предметы имели символы и узоры, уникальные для каждого племени, которые до сих пор используются сегодня.

Первые исследователи туркменской ткацкой культуры исходили из того, что туркмены всегда были кочевниками, и поэтому исторические корни их ткачества нашли отражение в кочевых традициях. Убедительной гипотезой представляется то, что искусство завязывания узелков выросло из практических потребностей кочевого образа жизни. Мобильность была важным требованием этого образа жизни, и вся личная собственность кочевника должна была быть легкой, легко переносимой и изготовленной из легкодоступного сырья, самым важным из которого была шерсть собственных стай овец. Сваленные ковры обеспечивали защиту от холода под ногами, а также могли использоваться как покрывала и одеяла.

Тем не менее, общее мнение сегодня заключается в том, что, хотя кочевники, несомненно, сыграли важную роль в развитии свайного ткачества, они, возможно, на самом деле не изобрели его. В кочевой среде легче было делать войлоки и фиатные переплетения. Валяние, действительно, вероятно, является одним из старейших текстильных методов. Никакая тень не требуется, и детали могут быть сделаны за сравнительно короткий период времени. В отличие от этого производство узелкового ковра может занять несколько месяцев, и поэтому вряд ли это техника, подходящая для кочевого образа жизни. Всякий раз, когда ковры изображаются в раннем искусстве, будь то Восточное или Западное, они связаны с властью и богатством, как религиозными, так и светскими. Кажется, что долгое время ковры были привилегией высших эшелонов обществ, которые их производили или импортировали. Поэтому более вероятно, что они были произведены оседлыми общинами, а не полукочевыми.

Хотя искусство ковроткачества древнее, оно стало по-настоящему популярным только во второй половине 19 века. Ранее туркменский народ не имел контактов с европейцами. Производство ковров началось как коммерческое, денежное предприятие, когда в Вене и Берлине состоялись первые выставки ковров. Зрители были ошеломлены оригинальной красотой ковров и спросом, и рынки для них росли.

С раннего детства до глубокой старости туркменок сопровождали ювелирные украшения. Эти изумительные изделия создавались не только как декоративное дополнение к платью, но и как чудодейственные талисманы. Формы, расположение камней, пропорции, композиция, орнамент – все это несло в себе магическое значение. По представлению туркменского народа, украшения–обереги защищали и отпугивали злых духов и привлекали добрых, притягивали удачу и достаток, оберегали от болезней.

Первыми украшениями маленьких детей – и девочек и мальчиков были обереги, которые нашивали на детскую одежду, тем самым, защищая малышей от болезней и дурного глаза. Детские украшения имели и чисто практическое значение: когда ребенок только начинал ползать, ему надевали жилет с нашитыми на спину бубенчиками. Занятая делами мать, по звуку бубенчиков могла определить, где ее малыш находится.


Небольшая экскурсия, посвященная туркменским украшениям в Музее искусства народов Востока — традиционные ювелирные украшения Туркмении

Женские украшения туркменских, казахских и каракалпакских племен напоминают о воинственном прошлом этих народов. Широкие браслеты, порой закрывающие почти все запястье, крупные нагрудные украшения в виде дисков и пекторалей, женские головные уборы, напоминающие шлемы — все это стилизованные военные доспехи.

Такие браслеты в туркмены называют «билезик». Их носили на обеих руках туркменские женщины среднего и пожилого возраста. Иногда их длина была весьма внушительна и они практически закрывали руку от запястья до локтя. Браслеты традиционно украшаются одинаковыми рядами металлических полос, вставками из сердолика или стекла, чеканкой, гравировкой и золочением. Таких рядов может быть до восьми. Но встречаются и узкие, однорядные браслеты «еке гошма». Обычно многорядные браслеты слегка расширяются от одного конца к другому для удобства их ношения. Орнамент на таких браслетах всегда строго дублируется на каждой полосе и вставки, если они есть, делаются рядами на одинаковом расстоянии друг от друга.

На тыльной стороны браслета, вдоль незамкнутых краев пластин, образующих основу, имеются характерные выступы в виде стилизованных голов змей «йилан баши». Этот мотив восходит к глубокой древности и несет сакральное значение.

Туркменский двухрядный браслет «Билезик». Афганистан, середина-вторая половина 20-го века. Ручная работа, чеканка, золочение. Металл — сплав, традиционно получаемый при переплавке старых украшений и монет, называемый в Афганистане и Пакистане Альпака (Alpaka), или Гиллит (Gillit), состоящий из никеля, цинка, меди и олова в разных соотношениях с примесью серебра. В Европе подобные сплавы известны под названиями Мельхиор, Нейзильбер, «Германское серебро» и др. Ковка, пайка, чеканка, гравировка, горячее золочение.


Туркменская подвеска-амулет «Дагдан», нагрудное украшение.Туркестан (территория современной Туркмении), туркмены племени Теке, 19-й, — начало 20-го века. Металл, просечная резьба, гравировка, серебрение, золочение. Вставки — янтарь

Такие подвески-амулеты носили туркменские девочки и молодые женщины племени Теке, по одиночке на груди, в составе ожерелий, либо пришитыми к одежде, в зависимости от размера. Иногда это украшение достигало внушительных размеров и бывало очень сложной формы. Особенно богатые дагданы украшались сложным чеканным орнаментом, позолотой, сердоликовыми вставками и звенящими подвесками.
Это один из самых сакральных и необычных туркменских амулетов.

В его форме исследователи видят символическое изображение человека с поднятыми руками, черепахи и даже священного жука древних египтян — скарабея. Но наиболее вероятно, что это изображение лягушки — священного животного, почитавшегося в этом регионе как покровительницы водной стихии и символ плодородия. Несмотря на то, что излюбленным камнем туркмен являлся сердолик, иногда в качестве вставок использовали кусочки янтаря, как в данном экземпляре.

Туркменская подвеска-амулет Гонджик (или Генджик) Иран или Афганистан, туркмены, племя Теке, конец 20-го века или современная работа
Металл, филигрань, гравировка, позолота, напайные штампованные пластинки. Вставки — бусины из богемского стекла, холодная эмаль. Размер ромба — 190/200 мм. Длина подвесок-шельпе — 100 мм. Длина лямок — 400 мм. Вес — 280 г.

Подобные подвески-амулеты были распространены среди всех туркменских племен и различались только стилистическими особенностями, присущими тому или иному туркменскому племени. В богатых семьях этот амулет носили женщины до и после беременности. В остальное время он вероятно мог быть элементом интерьера жилища (юрты).

Старинная туркменская подвеска-амулет в виде ноги. Туркестан (Туркмения), туркмены племени Теке, 18-19 вв. Серебро (80-90%), просечная резьба, Длина — 31 мм. Вес — 2 г. Очень архаичный вид амулетов, амулеты в виде ноги были известны еще в Древнем Египте.

Этот амулет был самым важным и сакральным в наряде невесты. Новые подвески традиционно дарили девушке родственники жениха, но женщины могли носить и асыки своих матерей и бабушек, так как этот предмет считался семейной реликвией.

Форма амулета напоминает сердце или наконечник стрелы. Некоторые исследователи видят в ней стилизованное изображение богини-матери, сохранившееся со времен первобытной культуры. Подвеска украшена простым орнаментом в виде пояска из трех двойных рядов скрученной филигранной проволоки и круглой проволокой, уложенной змейкой между ними. Технологически такая змейка получается при укладывании проволоки на специальном трафарете в виде доски со вбитыми гвоздями. Это позволяет получать длинные полосы орнамента с одинаковым шагом.

В иностранной литературе подобная техника называется Gallery Wire ornament [3]. Подобный орнамент — своеобразная «визитная карточка» туркменских украшений таких племен, как Сарык, Эрсари, Салор, где редко применяется ажурная просечная резьба и обильное золочение, как на украшениях племени Теке или большое количество тисненых напаянных накладок, характерное для племени Йомуд. Украшения этих туркменских племен носят аскетичный характер, имеют простые, хотя и очень гармоничные формы, украшенные только простыми но выразительными орнаментами из скрученной проволоки, сердоликовыми вставками и изредка, напаянными пластинками с тиснением.

Асык — традиционный туркменский амулет-оберег. Изначально накосное украшение. У разных племен могут различаться способы ношения асыка, его декор. Асыки бывают небольшого размера и носятся по несколько штук, крупные асыки достигают длины в 30см и более и носятся на спине, на концах сдвоенных кос. Как и большинство туркменских украшений, асыки делаются из листового серебра и украшаются либо чеканным узором с позолотой (племя Теке), либо филигранью и напайными тиснеными пластинками (племена Эрсари, Йомут, Сарык и др.)

По форме туркменский асык представляет собой вытянутую сердцевидную пластину с утолщенными краями и прямоугольной «шеей» сверху, переходящей в трубочку, куда продевается шнурок. центральная часть чаще всего декорировалась вставкой из сердолика. Реже использовали лазурит или бирюзу. Иногда несколько асыков соединены горизонтально по-двое или по-трое. Такие называются «гоша-асык» . Происхождение формы асыка считают восходящим к древним глиняным изображениям Богини-матери, а иногда к форме наконечника стрелы. Этимология слова «асык» связана с тюркским глаголом «асмак» (вешать). Чаще всего асык был свадебным подарком невесте от свекрови, и нередко переходил из поколения в поколение.

Старая туркменская бусина ручной работы — Turkmen Tribal Jewelry Bead. Афганистан, туркмены, середина 20-го века. Металл, ручная работа. Вставки — сеодолик, стекло. Длина — 80 мм. Диаметр — 42 мм. Диаметр петли -10 мм. Вес — 54 г. Бусина украшена простым орнаментом в виде пояска из восьми рядов скрученной филигранной проволоки и круглой проволокой, уложенной змейкой посередине. Технологически такая змейка получается при укладывании проволоки на специальном трафарете в виде доски со вбитыми гвоздями. Это позволяет получать длинные полосы орнамента с одинаковым шагом.

В иностранной литературе подобная техника называется Gallery Wire ornament [1]. Подобный орнамент — своеобразная «визитная карточка» туркменских украшений таких племен, как Сарык, Эрсари, Салор, где редко применяется ажурная просечная резьба и обильное золочение, как на украшениях племени Теке или большое количество тисненых напаянных накладок, характерное для племени Йомуд. Украшения этих туркменских племен носят аскетичный характер, имеют простые, хотя и очень гармоничные формы, украшенные только простыми но выразительными орнаментами из скрученной проволоки, сердоликовыми вставками и изредка, напаянными пластинками с тиснением.

Уникальный старинный афганский перстень с подвесками «шельпе». Афганистан, туркмены, 19-й, начало 20-го века. Серебро, позолота, вставки — цветное стекло. Длина вдоль пальца — 36мм. Вес — 24г. Размер — 18

Очень интересный образец эклектичного смешения традиционных стилей в афганском ювелирном искусстве. Сама форма подобных «коронных» перстней характерно для таджикских украшений, хотя встречается и среди пуштунов. Орнамент в виде квадратных ромбов по окружности кольца также характерен для таджикских перстней. Однако, сочетание белого серебра с отдельными плоскостями, покрытыми горячим золочением типично для казахских и туркменских украшений (племя Теке). Подвески «шельпе» в форме наконечников стрел тоже встречаются в основном у туркмен. Таким образом, можно предположить, что это украшение туркменской работы, но сделано для продажи среди афганских таджиков и кочевников-пуштунов. Также вероятно, что это часть ансамбля из нескольких колец, на разные пальцы руки, соединявшихся цепочкой.

Туркменский перстень с филигранью и сердоликом. Пакистан, современная работа. Металл (мельхиор), филигрань, сердолик. Ручная работа. Размер камня — 21/14. Камень имеет неправильную форму и каверну с одной стороны

Ношение золотых украшений в Исламских странах никогда не запрещалось, но и не поощрялось Кораном и Сунной. Золотые украшения считались принадлежностью загробного мира, как и вино они будут доступны лишь праведникам в раю, согласно исламскому учению. Некоторые хадисы осуждают ношение мужчинами золотых украшений, в том числе перстней и колец. На серебро этот запрет не распространяется, считается, что у Пророка был серебряный перстень с сердоликовой печатью, которой он удостоверял подлинность своих документов.

Старинный туркменский племенной перстень-амулет с символическим изображением змеи. Афганистан, туркмены, 19-й начало 20-го века Серебро, филигрань, Ручная работа. Размер печатки — 20/12 мм. Anne van Custem. A World of Rings. Africa, Asia, America. / Anne van Custem – Milano: Scira Editore S.p.A. 2000

В Афганистане такие подвески-амулеты называются Тавиз (Тумар, Тумор, Бозбанд, Бозубанд)

Туркменская бусина-амулет на шнурке. Афганистан , 20-й век. Серебросодержащий сплав, традиционно получаемый при переплавке старых украшений и монет, называемый в Афганистане и Пакистане Альпака (Alpaka), или Гиллит (Gillit), состоящий из никеля, цинка, меди и олова в разных соотношениях с примесью серебра, штамп, скань, стекло, монеты, хлопковый шнурок. Ручная работа. Размер бусины — 80/45/45мм, lлина шнурка — 500мм/ Вес — 70г. Внутри что-то перекатывается

Литература
-Сычева Н.С. Ювелирные украшения народов Средней Азии и Казахстана XIX — XX веков из собрания Государственного музея искусства народов Востока. / Сычева Н.С. — М.: «Советский художник». 1984
— Загитова М. «Ювелирные украшения Туркмении конца 19-начала 20 вв в собрании ГМИНВ» , Издательский дом «Руда и Металлы»
— Мясина М. Б. Декоративно-прикладное искусство Средней Азии и Казахстана. / Мясина М. Б. — М.: «Галарт» 1995. – с. 51.

— Войтов В.Е. «материалы по истории ГМВ 1951-1970», изд-во ГМВ, Москва 2006 г.
— Васильева Г.П. сборник «Костюм народов Средней Азии, изд-во «Наука», статья «Головные и накосные украшения туркменок XIX – начала XX в.», Москва1979
— Долгов А. сборник «Очерк этнографии населения Южного Туркменистана», статья «Традиционное кузнечное производство Юго-Восточной Туркмении в конце XIX — начале XX в.», изд-во «Ылым», Ашхабад, 1979
— Ермакова Е.С. « Женские ювелирные украшения Бухары конца 19 – начала 20 века», изд-во ГМВ, Москва 2000 г.
— Залетаев В.С. «Древние и новые дороги Туркмении», изд-во «Искусство», Москва, 1979
— Ермакова Е.С. сборник «Мифологические представления в народном творчестве», статья « Небо из расплавленного серебра и колонна из зеленого изумруда», Москва, 1993
— Васильева Г.П. «Преобразование быта и этнические процессы в северном Туркменистане», изд-во «Наука», Москва, 1969
— Васильева Г.П. сборник «Древние обряды, верования и культы народов Средней Азии», статья « Магические функции детских украшений туркмен», Москва, 1986 г.

Статья «Ювелирные украшения Туркмении конца 19-начала 20 вв в собрании ГМИНВ»,
Издательский дом «Руда и Металлы»

КалейдоскопЪ Праздников

всё о Праздниках, Юбилеях и прочих Знаменательных событиях

воскресенье, 29 мая 2016 г.

29 мая — День туркменского ковра

«Кому хоть раз пришлось видеть туркменские ковры, тот никогда не спутает их с изделиями других племен и народов по одному его орнаменту, не говоря о технике. »
искусствовед А. Фелькерзам, 1914 г.

«Туркменские ковры — это нетленные памятники материальной культуры, созданные хрупкими, но золотыми руками мастериц — наших талантливых тружениц и завоевавшие всемирную славу»
Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов, 29.05.2011

«День туркменского ковра» или «Туркменхалы байрамы«— национальный праздник, который ежегодно отмечается в Республике Туркменистан в последнее воскресенье мая.

В 1992 году «День туркменского ковра» официально получил статус государственного праздника. Человеку далёкому от туркменской культуры сложно понять, отчего этому, казалось бы рядовому ткацкому изделию уделяется столько внимания, однако, достаточно просто взглянуть на флаг или герб Туркмении, как сразу бросится в глаза ковровый орнамент изображённый на этих главных государственных символах страны.

Герб Туркменской Советской Социалистической Республики (Туркм.ССР) Герб 1992—2000 на почтовой марке Туркмении 1992 года.
Герб 2000—2003 Современный герб

На вертикальной красно-бордовой полосе у основания флага Туркменистана расположены 5 ковровых орнаментов (так называемых гёлей, что в переводе с туркменского означает — цветок) туркменских племён: ахалтеке, йомут, салыр, човдур, эрсары, означающие 5 областей страны. Каждый из гёлей обрамлен ковровым орнаментом, внешний край которого совмещен с краем полосы. Те же гёли расположены и на гербе.

«Конный пробег», Ашхабадская ковровая фабрика, 1937 г.

В прошлом туркмены были кочевниками. Именно условия кочевой жизни определили удивительное многообразие видов и форм ковровых изделий. И каждое ковровое изделие тогда имело практическое значение. Ковер универсален по своим функциям, непревзойден по своим функциям, непревзойден по своему качеству. Одни ковры служили для утепления жилья, другие заменяли мебель и постель, третьи использовались для перевозки вещей. Специальные ковровые мешки развешивались по решетчатым переплетам юрты или складывались рядами. Ковер, как продукт культуры, занимает важное место в быту туркмен. Ковер используется в момент «общения с Богом» — «намазлыки» (иногда несколько таких ковриков – от двух до семи – компоновались в один, вытянутый в длину «коллективный» молитвенный ковер, который чаще использовался в женской половине жилого дома, а в мечетях расстилались ковры, композиционно предназначенные для одновременной молитвы 30–40 человек).

Он способствует торжественности семейного праздника «асмалык», он заменяет гардеробы и комоды (чувалы, торбы и хуржуны), утепляет и украшает жилище (энси, гапалык, халы, чувал). Особый интерес представляют занавеси дверного проема — энси, являющиеся настоящей иллюстрацией представлений туркмен о строении мира: голубое небо — крыша над миром и бурая земля, а между ними сыны человеческие. Композиция энси имеет П-образную форму арки, не замкнутую снизу каймой, что является воплощением идеи перехода из внешнего природного мира в мир человеческого жилья. Идея связи всех трех миров читается в трехчастном строении орнамента энси, его верхней, нижней и средней части. Нижняя часть — элем — до середины XIX в. окрашивалась в коричневый цвет и называлась «землей», верхняя часть называлась «небом», в ней преобладал синий цвет и размещались изображения одного, трех или семи куполов юрт. «Небо» и «земля» соединялись растительными побегами, олицетворяющими древо жизни, соединяющее миры. Центральная часть энси — «мир сынов человеческих» — часто заполнялась узором, напоминающим птичьи головки и бараньи рога.

Коврами украшались кони и верблюды, они служили незаменимым атрибутом свадебных процессий. Коврами разделяли помещения, и придумать что-то лучше невозможно. Легкий, теплый, компактно сворачиваемый и легко раскладываемый ковер, не боящийся изнашиваемости, сырости, сухости, грязи и моли, туркменский ковер очень удобен при перевозках. Издревле, для туркмен, ковёр всегда был одной из самых главных вещей в обиходе.

  • а так же многочисленные ковровые сумки и торбы, попоны для лошадей и многое, многое другое.
  • Помимо этого, туркменский ковер (больше известный в мире как бухарский) являлся символом власти и достатка и, как утверждают некоторые источники, нёс сакральное значение. «На Востоке дом начинается там, где расстелен ковер», говорит одна из пословиц. Истинность этой поговорки подтверждает история и Туркмении. Даже если вокруг вас выжженная пустыня или суровые горы, ковер — это оазис. Сразу рядом появляется пышный сад, пестрые птицы в кроне деревьев, водоемы. «Туркмен рождается на ковре и, умирая на нем, уносится в свой рай, украшенный коврами, где Магомед-туркмен, сидя на ковре, приветствует героя», – вторит искусствовед, поэт и художник Рувим Мазель.

    Своей красотой он удовлетворяет художественный вкус мастерицы, соткавшей его, и запросы потребителя.Трансформация сугубо практического полотна в произведение искусства началась позднее, когда кочевники начали вести оседлый образ жизни. Постепенно людям захотелось, чтобы помимо примитивной философии «тепло и сухо» было еще красиво и изысканно. Не случайно сегодня туркменские ковры сравнивают с венецианским стеклом, брюссельскими кружевами, кубинскими сигарами. Это эталон, это совершенство.

    Возникновение туркменского ковроделия, возможно, относится к периоду расцвета Ассирии, Вавилона и Египта, территориальная близость которых к Туркмении путем торговых отношений еще в античный период, заложила основу ковроделия, а вместе с ним и крашения. Искусство ткать ковры передавалось через столетия, от матери к дочери, от внучки к правнучке — из поколения в поколение. Существовали целые семьи, даже села и племена мастеров, прославившиеся своим самобытным искусством.

    Туркмены объединены языком (хотя и насчитывающим множество диалектов) и общим происхождением от древнетюркского племени огузов, но при этом разделены более чем на 20 племен, таких как текинцы (теке), иомуты (иомуды), эрсари, гоклены, салыры, сарыки, чаудоры и др. Все эти племена имеют собственные исторически сложившиеся рисунки ковра. Но есть и черта, которая объединяет туркменские ковры, доминирует на большинстве из них. Это гёль — повторяющийся восьмисторонний медальон, которым покрыта вся поверхность ковра. Каждое племя имеет свой гёль, по которым и классифицируются ковры — их называют по имени племени, которое его изготовило, напр. текинские, иомутские (иомудские) и т.д. ковры.

    Что же обозначают гёли? Дело в том, что во всем мире, начиная с примитивных первобытных культов и заканчивая ныне действующими мировыми религиями, прослеживается образ мировой горы, древа жизни и центральной земной оси. В 1992 году была высказана мысль о том, что гель — это стилизованное изображение Земли во Вселенной.

    Примерно к такому же выводу, на основе математических решений, пришел и туркменский дизайнер С.Мухаметбердыев. Убедительно доказывая применение в орнаменте ковра правила «золотого сечения» («божественная пропорция»), он отмечает: «Сам орнамент создавался с ориентиром на солнце, в период культа солнечного божества. В центре — ось всех пересечений орнамента, обозначен также искомым прямоугольником красного цвета. Это — живительное ядро орнамента. Именно от него берет начало и распространяется во все стороны света вся символика, философия орнамента! Этот прямоугольник можно назвать вновь образовавшейся в центре Галактики материей. Материей, которая, расширяясь и распространяясь по последующим прямоугольникам, получает все большее осмысление».

    Можно только гадать о том, как и каким способом наши предки получили столь глубокие познания о Вселенной. Подобно египетским пирамидам, таящим в себе множество необычного и внезапного, орнаменты туркменских ковров хранят какую-то информацию, возможно, открывающую доступ к уникальной цивилизации туркмен. И если пирамиды незыблемо стоят со времен фараонов, то ковры не могли храниться тысячелетиями. Тем удивительнее, как через десятки сотен лет туркмены пронесли свое прекрасное искусство почти в неизменном виде, через формации и эпохи!


    Впрочем, если старые туркменские ковры можно подобным образом точно классифицировать, то в последние годы различия стали уже не столь четкими. Гёли одного племени можно увидеть на коврах других племен. Туркмены, создатели этих ковров, помимо собственно Туркмении, живут в Турции, Таджикистане, Узбекистане, некоторых других странах Центральной Азии. Очень велико туркменское население в Афганистане и Иране. Также в последние несколько десятков лет характерные туркменские ковры ручной работы самых разных рисунков в больших количествах ткут в Пакистане.

    «. совершенная разница в стиле туркменских и персидских ковровых изделий, иная установка ткацкого станка, иной прием в использовании ткаческого материала, иная тональность и более высокая техника работы говорят за то, что ковровое ремесло у туркмен так же старо, если не старше, как у персов. развивалось оно, пожалуй, совершенно самостоятельно» (С.Дуддин, 1927 год).

    Изучение образцов керамики IV-III тыс. до н.э. гексюрского типа в Южном Туркменистане (в районе древней дельты реки Теджен, на Алтын-депе у Меана, Улуг-депе у Душака) позволило сделать вывод, что многие орнаментальные мотивы этой древней керамики — кресты, ступенчатые пирамиды, зигзаги, по определению археолога Л.Кирчо, полностью идентичны узорам туркменских ковров.

    На это же обратил внимание и известный российский археолог В.Сарианиди. Он пишет: «Именно туркменские ковры обнаруживают большое сходство в своих орнаментах с рисунками древней местной керамики и вместе с тем отличаются от ковров персидских и кавказских. Туркменские ковры имеют густой, ярко-красный фон, по которому нанесен штрих. То же наблюдается на древней южнотуркменистанской посуде, которая имеет красную фоновую облицовку».

    На древних поселениях находят отпечатки тростниковых циновок. Циновка из Алтын-депе даже оставила цвета сплетенных нитей — серый и синий. Доказательством того, что в Туркменистане в IV-III тыс. до н.э. были развиты ткачество и ковроделие, служат и находки грузиков для ткацкого станка. Плетеные и тканые изделия более чем шеститысячелетней давности, выработавшие уже в древности народный орнаментальный стиль, сыграли свою роль в развитии такой же древней расписной керамики, которая своими ступенчатыми мотивами так похожа на салырские ковровые гели.

    Дополнительная информация, которая будет вам полезна:  Чалма крючком

    В туркменских ковровых орнаментах остались отпечатки всех религий, существовавших на территории Туркменистана.

    Проект восточного базара города Мары, Туркменистан.
    Строится в форме национального гёля —
    узора на традиционном туркменском ковре,
    что можно наблюдать с высоты птичьего полета.

    Солярные знаки, превалирующие в эрсаринских, пендинских и текинских коврах как «чахры пелек» (колесо судьбы), «бэш ай», (пять лун), восьмилучевые звезды «чемче гель», — символизировали звезды «чемче гель», «гельче», — символизировали Солнце и другие небесные светила, особенно почитаемые на Древнем Востоке. В салорских коврах «энси» и изделиях традиционная нижняя часть ковра «элем» состоит из орнаментов-оберегов, символизирующих богиню плодородия Анахиту. Это орнаменты растительного характера, а также как «гуляйды», «чынар гюль». Один из наиболее популярных орнаментов, дошедших до наших дней, и используемый многими туркменскими художниками, представляет собой красный или желтый круг, окаймленный со всех сторон лучами завитками. Этот орнамент называется «желтый скорпион». Свое название узор получил из-за похожести завитков на грозно загнутый хвост скорпиона. Его первоначальное название утеряно. Но значение орнамента нам вполне понятно – это древнее изображение солнца с расходящимися от него лучами. Другой популярный древний узор, часто встречаемый на туркменских кошмах, дерево (дарагт). Это символическое изображение «древа жизни», на листьях которого написаны имена людей, живущих на земле. Изображение рога барана тоже весьма характерный туркменский орнамент. Он играет роль оберега от сглаза и злых духов. На кошме часто изображали «древо жизни», а по бокам охранявших его рогатых животных…

    ОРНАМЕНТЫ ТУРКМЕНСКИХ КОВРОВ

    «. Знаменитое туркменское ковроделие зародилось именно на территории нынешнего Туркменистана; его корни уходят в седую древность, ибо уже в середине II тыс. до н.э. существовали ножи для обрезания ворсовой нити ковра отработанной и законченной формы. Появление таких инструментов можно отнести к первой половине II или даже к концу III тыс. до н.э.» ( И.Н.Хлопин ).

    В III в. до н.э. парфянские ковры широко экспортировались в древнюю Европу и ценились римскими императорами. К XIII столетию появляются письменные известия о туркменских коврах. При Великих сельджуках ковры туркменских ткачей (точнее, ткачих — у туркмен изготовлением ковров занимаются практически исключительно женщины) прославились на европейских и восточных рынках своей красотой и строгостью расположения орнаментов, тонкостью, прочностью окраски и плотностью выделки. Узоры туркменских ковров можно обнаружить на персидских миниатюрах эпохи Тимуридов. Они и в самой Персии, которая славилась своими коврами, считались наилучшими.

    Симоне Мартини «Мадонна» Николо ди Буанакорсо
    «Обручение Марии»
    Лоренцо Великолепный (ди Креди)

    В XIV в. Марко Поло, побывавший в Малой Азии, восторженно писал о коврах туркмен: «Они делают наиболее изящные и прекрасные ковры в мире». Примечательно, что изображения туркменских ковров представлены на картинах мастеров итальянского возрождения Симоне Мартини «Мадонна» (между 1339 и 1342 гг.); Николо ди Буанакорсо «Обручение Марии» (1380 г.); Лоренца ди Креди; фреска Пистойского собора (1475 г.). Исследователь Д.Лессинг еще в 1879 году, просматривая картины венецианских, немецких и фламандских художников, сделал вывод, что многие из них содержат орнаменты туркменских ковров. Особенно известна картина Гольбейна «Георг Гиз», где изображен текинский «гель», известный ныне в искусстве как узор «гольбейн».

    С конца XIX в. туркменские ковры стали экспонироваться во многих городах России и европейских странах. В 1891 году ковры из Закаспия были выставлены на втором этаже Императорского исторического музея, где императрица и приобрела один из мервских ковров (Марыйский велаят). Из Москвы 19 мая 1891 году в Асхабад была отправлена телеграмма: «Их величества осчастливили выставку посещением. Ее величеством приобретен мервский ковер. Колобухов».

    французская почтовая карточка

    Туркменские ковры выставлялись в 1900 году на Всемирной выставке в Париже. В 1909-1910 гг. на сельскохозяйственной выставке в Ташкенте (где была вручена золотая медаль за ковер отличного производства Клыч Мураду Ахмед-оглы, а остальных наградили халатами), на кустарной выставке в марте-апреле 1913 году в Петербурге, на Берлинской выставке в 1914-1915 гг. В 1937 году наши ковры получили золотой приз в Париже, а в 1958 году -бронзовую медаль в Брюсселе.

    В 1963 году в Вашингтоне были выставлены 55 великолепных образцов туркменских ковровых изделий из частных коллекций Маккоя Джонса, Джорджа Майера и Артура Дженкинса. В январе-марте 1966 года проходила выставка туркменских ковров и в Музее искусств Гарвардского университета.

    Туркменские ковры в 1965, 1966, 1977 гг. получали золотые медали на Лейпцигской ярмарке. Поистине прав А.Фелькерзам, который писал: «Что касается ковровых изделий туркмен, то они бесспорно красивее всех прочих. Лишь тот, кто собственными глазами любовался роскошным колоритом старинных туркменских ковров, кто сам, зачарованный прелестью этих удивительных изделий, испытал настроение, навеваемое их гармонией, тонкостью и шелковистым блеском, мог составить себе понятие о красоте этих, обычно небольших по размерам изделий, выработанных вековым навыком, то блестящих исчерно-красных ковров с шелковым, цвета слоновой кости и алой розы орнаментом, то матовых, как подернутых дымкой с тем же белым цветом и вкрапленным синим на буро-красном фоне, то сияющих своим насыщенным красным тоном, усыпанным крупным стильным орнаментом или же, наконец, украшенных пестрыми полосами по почти белому фону.

    В эпоху СССР туркменские ковры ручной работы шли на экспорт и, несмотря на высокую цену, пользовались за рубежом стабильным спросом.

    Настоящий туркменский ковер
    в натуральной цветовой гамме

    В производстве туркменских ковров особое значение придавалось приготовлению и использованию красок, в частности, темно-красного цвета. Доминирующий цвет фона туркменских ковров — темно-красный или бордо, цветовая гамма варьирует от темно-вишневого до почти алого цвета, доминирующая гамма — коричнево-красная и черно-красная. Традиционно у туркмен красный цвет символизировал животворящие силы природы, ему приписывали магические свойства оберегать человека, помогать ему в жизни. Изредка встречается синий фон (в йомутских коврах), еще реже — другие. На орнаментальную часть шли темные тона синего, зеленого, черного, оранжевого и малинового цветов. Черный цвет, символизирующий стихию Воды, в традиционных туркменских коврах занимает второе место после фонового бордового цвета. Он обрамляет все орнаменты и разграничивает один орнамент от другого. Раньше в ковроделии использовались натуральные красители. Темно-красные тона давала марена, желтые получали из живокости, зеленую – из медных опилок, замоченных в кислом молоке. Синюю – индиго – было сложно достать, ее привозили издалека под «спецзаказ», стоила она дорого, и потому синий цвет на старинных коврах встречается крайне редко. Нити естественных оттенков – белого, серого, коричневого и черного – пряли из натуральной неокрашенной овечьей шерсти. Со временем цветовые сочетания смягчаются из-за изменения оттенков: белый теряет свою яркость, приобретая оттенок слоновой кости, становясь медовым, а красные и синий тона несколько блекнут, приобретая глубину, что придает старым ковровым изделиям особую легкость, гармоничность колорита.

    валяние кошмы

    А ведь труд ковровщицы чрезвычайно тяжел. В 1931 году искусствовед О.Пономарев писал: «В летние дни работа ковродельщицу так изнуряет, что она валится с ног, особенно тогда, когда дело идет о соревновании между женщинами разных семей. Мастерица в один час производит до 3000 узлов и громадное количество ударов дараком. Легко представить, что, производя такую работу в течение 8-ми часов теперь и 10-12 часов раньше, ежедневно в течение длинного туркменского лета, мастерица изнуряется до предела. Одна необходимость помахать десятки тысяч раз в день железным гребнем весом в 1 килограмм, и не просто махать, а с силой ударять им, все время получая отраженные удары в руку, способна «отвалить» руки у любого из наших атлетов. В каждом ковре, который мы видим, любуемся им, покупаем или просто ходим по нему ногами, вложено в среднем энергии в 300 лошадиных сил, могущей дать свет небольшому городу. в течение 8 часов».

    «Подобно пчелке, соблюдающей геометрическую точность сот, туркменская ковровщица без всякого эскиза будущего ковра, почти интуитивно строит абсолютно точное в своем распределении на общем поле или в пределах бордюров разнообразные правильные фигуры» (В.С. Залетаев).

    выкладывание узора на тростниковой циновке

    Действительно, труд ковровщицы сравним с подвигом. Если в настоящее время ковроткачество все больше становится уделом профессионалов, то в прошлые столетия каждая туркменка ткала ковры. Женщина наряду с мужчиной вставала на защиту своей родины. Она всегда несла основной груз домашнего хозяйства и воспитывала детей. И в кратковременных перерывах между воинами туркменка успевала валять кошмы, шить одежду, ткать ковры — и какие!

    Туркменские ковры ручной работы издавна создавались на простейшем горизонтальном станке: две пары кольев вбивались в землю на расстоянии, которое зависело от ширины и длины ковра, за кольями укреплялись два бруска, между ними натягивалась основа. Сложно представить, что на площади, равной всего двум человеческим ладоням (1 кв. дм), ковровщица без всякого инструмента вручную завязывала от двух-трех до шести–восьми тысяч узлов, затем ножом обрезала нити, оставляя ворс от 4 до 12 мм. За месяц кропотливой работы мастерица могла изготовить только 4–5 м ковра.

    Критерии качества туркменского ковра сложились еще в глубокой древности. Главное требование: легкость и мягкость, чтобы его было удобно перевозить при кочевьях. Считается, что естественным путем он может стать таким только с годами, прожив свою «жизнь». Но туркменские мастерицы еще в незапамятные времена изобрели технологию «искусственного состаривания». Только что сотканное изделие смело расстилают на улице: под ногами прохожих он скорее приобретет особый блеск, которым славятся только зрелые ковры.

    Самые рисковые ковровщицы и вовсе стелили ковры на пути скачущих лошадей. Таким образом демонстрировалась его прочность: уцелеет под натиском копыт – значит, действительно добротный коврик. Прослужит потом хозяевам лет 200-300, не меньше. Кстати, для туркменов ковры – одухотворенные существа: их не выбрасывают, не причиняют им умышленно никаких механических повреждений, относятся к ним бережно и трепетно. Туркменский ковер, как и человек, проходит свой жизненный путь: к старости он становится мягче, легче, эластичнее, приобретает шелковистый блеск. Ковер может «умереть» лишь от старости.

    Среди туркменских ковров различаются ковры ворсовые (техника читме) и безворсовые (техника какма); наряду с этими двумя основными типами встречается промежуточный, когда ворсовый узор выполняется по безворсовому фону. Основа, как правило хлопковая, ворс – шерстяной, используются как натуральные, так и синтетические красители. Тщательно подбиралась шерсть для основания ковра. Для этого брали только шерсть чистой белой породы сарыджинских овец.

    Плотность туркменских ковров различна. Наиболее часты ковры невысокой плотности — 100-200 тысяч узлов на квадратный метр, однако встречаются туркменские ковры и плотностью 600 тысяч узлов на квадратный метр и более. Основная часть попадающих на рынок текинских, иомудских и других туркменских ковров имеет сравнительно небольшие размеры — от 60 на 90 сантиметров до 1,5 на 2 метра, однако ковры больших размеров также не редкость.

    Самый большой ковер в мире и Туркменбаши
    Национальный музей Туркменистана

    Центром праздника уже традиционно является единственный на планете Музей туркменского ковра имени Героя Туркменистана Гурбансолтан эдже, открытом в 1994 году в столице Туркменистана, Ашхабаде. Здесь насчитывается 2000 экспонатов, в числе которых изделия XV-XIX веков. Здесь хранятся и экспонируются ковры ручной работы как XVII в., так и современные уникальные экземпляры, такие как занесенный в книгу Гиннеса ковер-гигант «Золотой век Великого Сапармурата Туркменбаши» площадью 301 кв. м. Его размер – 14х20 м, а весит он 1 т 200 кг. За 8 месяцев 40 мастериц выткали полотно из 120 миллионов узелков. Отличительной чертой этого чуда человеческого долготерпения считается также «священная книга туркменского народа «Рухнама», запечатленная в образе старинных орнаментов.

    Ковер «Рухнама»

    Правительство республики делает немало, чтобы празднование проходило максимально широко. Так, в 2008 году, с целью стимулировать творческий поиск, популяризировать национальное искусства ковроткачества и выявить новых талантливых мастериц и художников-дизайнеров в Туркменистане был объявлен национальный конкурс на лучший туркменский ковёр. Помимо этого, в этот по местному телевидению, радио и прочим СМИ проходят образовательные материалы рассказывающие о культуре туркмен, а по всей стране проходят всевозможные связанные с этим праздником мероприятия.


    Госкорпорация «Туркменхалы»

    В столице Туркменистана, Ашхабаде существует единственный в мире Музей Ковра и министерство — государственная Корпорация «Туркменхалы» (Туркменковер), куда входят ковровые фабрики, работой которых определяется мовременное состояние туркменского ковроделия.

    Наряду с традиционными туркменскими коврами, появляются новые виды ковров: ковры – портреты и сюжетные ковры.

    Владимир Ильич Ленин. 1925 г. Генсек ЦК КПСС Л.И. Брежнев Юрий Алексеевич Гагарин
    Ахалтекинский жеребец (еще одно национальное достояние)

    Вывоз ковра из Туркмении

    Если Вы окажетесь в Туркменистане, не спешите покупать ковер. Мало того, что уйму денег потратите, хорошо если не в пустую, так еще и хлопот не оберетесь.


    Туркменские ковры на базаре

    Дело в том, что туркменский ковер объявлен в стране национальным достоянием. Поэтому отношение к нему весьма трепетное. В частности, для туриста, который решит приобрести ковер, существует ряд ограничений для вывоза этого изделия. Так, если вы покупаете ковер на туркменском рынке (Толкучке), для последующего вывоза вам необходимо провести экспертизу ковра в Музее ковра. Там должны установить, не является ли ковер исторической ценностью. Обратите внимание, исторической ценностью считаются туркменские ковры до 1989 года и раньше.

    После процедуры вам либо выдадут разрешение на вывоз (платно), либо откажут. Во втором случае, понятно, придется от ковра отказаться. Правда, если вы соберетесь купить ковер на ковровом заводе или в магазине Музея ковра, квитанцию вам выдадут бесплатно.

    Также существуют специальные налог (налог на ковер) на изделия площадью свыше 2,5 кв. метров. Сумма налога также зависит от вида ковра, его дизайна и других факторов. Поэтому, нередко, туристы оплачивают один ковер по цене двух.

    Средняя стоимость популярного туркменского ковра Ахалтекинского площадью 5 кв.м на Толкучке будет равна примерно €350-400. Стоимость оценки в Музее ковра плюс налоговые платежи заставят туриста заплатить в общей сложности около €800.

    Р. Мазель. Большая дорога

    РОЖДЕНИЕ КОВРА

    Давно, когда еще с востока шли народы,
    Когда заря времен лишь занималась смутно,
    Тогда приснился сон старухе древней — Хаве(1),
    Великой матери племен туркменских всех.
    Приснилось ей, что голос солнца властный
    Ей говорит: «Когда проснешься, Хава,
    Ты выбери из дочерей туркменских
    Трех девушек красивых и покорных
    И научи их делу важному, что возвеличит род.
    То дело — ткать узор из ниток разноцветных
    По белой, как струна, натянутой основе.
    И чтобы пробудить их души для искусства,
    Ты песню будешь петь им про страну родную,
    И песня им поможет отыскать узоры,
    Что в их душе живут и ждут лишь откровенья.
    И удивлять всех будет красота ковра,
    Всех, издали пришедших и живущих рядом,
    И перейдет потом искусство ткать ковры
    Ко всем туркменским женщинам навеки.
    И будет жизнь туркмен узорами обвита,
    Как стройный тополь сладким виноградом.
    На каждый случай торжества и обихода
    Особой краски и размера будет ткань.
    Один ковер большой — он на полу кибитки
    Лежать будет при торжестве свадебном,
    И об искусстве ткать своей невесты
    Жених узнает по узору «бюль-кали».
    Другой ковер особой будет формы,
    Он дверь — отверстие кибитки заслонять
    От пыли ветров будет и от режущего света.
    И назовется он «энси» и украшеньем станет,
    Кибитки вход украсит он собой.
    Еще научишь ткать их для молитвы намазлыки
    С узорным местом для голов и рук.
    И будут утром ранним, вечером и в полдень
    Касаться этих мест в молитве мусульмане,
    И будет помогать в молитве им узор.
    И, украшая быт и обиход кибитки,
    Туркменки будут ткать седельные ковры,
    И легкость сообщать джигиту в быстрой скачке
    Седельный коврик станет, лежа на коне.
    И будут ткать хурджумы (2) — связанные сумки,
    В походе пищу и одежду охранять.
    И полные зерна ковровые чувалы (3)
    Висеть в кибитке будут и своею бахромою
    Сплетутся с прутьями в причудливый узор.
    И перевьет еще и свяжет прочно остов
    Дорожка узкая названьем «биль-багы» (4).
    А также где очаг разводится в кибитке,
    Там ляжет маленький ковер «ожек-баши»,
    И дети на нем будут покоиться,
    И терпеливо ждать, пока поспеет плов,
    И закоптится у огня ковер «ожек-баши»,
    Но не сгорит в горящем саксауле.
    И даст баранья шерсть, окрашенная ярко,
    Как бархат тонкие и легкие ковры.
    И при обычной у туркмен перекочевке,
    Когда стада великие с людьми пойдут
    Со старых выжженных степей в долине
    На пастбища высокие в горах, —
    Тогда туркмен кибитку-дом, завернутый в ковер,
    Положит целиком на горб верблюда,
    И защищать ковер кибитку будет вечно
    От пыли, холода и от жары песков».
    Проснувшись, Хава сразу обратилась
    К любимым племенам салорам и сарыкам,
    К йомудам вольным и к воинственным текинцам,
    И, выбравши из всех племен трех женщин,
    Она их повела по всей стране туркмен,
    Что простирается от моря, где йомуды,
    До камышей густых реки Амударьи.
    И видели они большой ковер природы,
    Где каждый шаг узорами отмечен,
    Где тысячами розы расцветают,
    Где карагач, тутовник и айлантус (5)
    Долину подле гор прохладой наполняют,
    Где крылья птиц, узорно простираясь,
    Ложатся тенью на вершины гор,
    И где идет в пустыне бесконечной,
    Качаясь медленно и тихо, караван,
    И видели они песков больших движенье,
    Огромных барханов звенящую волну,
    И вдоль пустыни цепь больших аулов –
    Нухур, Геок-тепе, Бамии и Беурме,
    И Бахарден, и Безмеим и Эш-Хабад счастливый,
    И древний Мевр на берегу реки (6).
    И видели они, как гребни гор высоких
    Страну туркмен от персов отделяли
    Границею кровавой от набегов.
    И привела их Хава под Анау древний
    В аул у гор, уединенно тихий,
    И, посадив туркменок в тень навеса,
    Им показала, как основу приготовить,
    И как окрасить нужно шерсть баранью краской,
    И показала Хава, как узлы вязать руками
    И обрезать узлы ножами низко,
    И пробивать узлы особым гребнем.
    И научила Хава их считать и помнить
    Количество узлов узоров разных,
    И в песне рассказала сон тот вещий,
    Что предсказал рождение ковра,
    И песня эта сердцу трех туркменок
    Раскрыла тайну красоты природы,
    Что окружила их в родном краю.
    И на ковер пришли, в узоры обратившись,
    Растения, цветы, животные и люди,
    Набеги на Иран, события былые,
    И все обычаи священные туркмен,
    Как в зеркале, в узоре отразились.
    И стал ковер великой книгой быта,
    Где женщины рука вписала жизнь народа,
    Кочующего беспрерывно по стране…
    Рувим (Илья) Моисеевич Мазель
    —————

    1. Хава — в мусульманской традиции соответствует библейской прародительнице человеческого рода Еве.
    2. Худжум (хурджум) — соединенные попарно переметные ковровые сумки.
    3. Чувал — большой вещевой мешок.
    4. Биль-багы — ковровая лента, опоясывающая юрту.
    5. Айлантус — порода дерева, растущего на юге Средней Азии.
    6. Старые названия населенных пунктов на территории Туркмении.

    Крыша нового аэропорта в Ашхабаде в виде ковра-самолета. Почему нет? Волнистая форма для большей убедительности и для того, чтобы в знойные дни пассажиры меньше ощущали жару.

    add-on «ковер-самолет» для онлайн-игры Arma

    В 2014 году британская компания Burberry выпустила мужские сумки с орнаментом туркменского ковра.

    Ковер и здоровье

    Кроме основных качеств ковра стоит учесть, что он в какой-то степени бережёт ваше здоровье. Теплый пол – это залог хорошего самочувствия. Многие считают, что ковёр скапливает пыль, но на самом деле это немного не так. В любой комнате пыль есть всегда. Чистый пол даже при малейшем движении воздуха не может её удержать, тем самым увеличивая запылённость воздуха. Скапливая пыль, ковёр сохраняет ваше здоровье, ведь всем известно, что запылённый воздух негативно влияет на дыхательные пути. Ковер стоит пропылесосить и большинство пыли в комнате будет успешно удалено.

    Ковер очень полезен для спины, ведь его упругие ворсинки действуют, так же, как и амортизаторы. Поэтому на хорошем ковре очень приятно отдыхать. Также ковёр существенно снижает уровень шума в доме — нет неприятных звуков, возникших от шагов членов семьи. Это делает ковер полезным для вашей нервной системы.

    КОВЕР – ДУША ТУРКМЕН

    Если вы покупаете в магазине компьютер, получаете гарантию на год, если приобретаете автомобиль, вам дадут гарантию года на три. Покупка туркменского ковра дает вам пожизненную гарантию, останется чему радоваться и детям вашим, и внукам. Добросовестно сделанный ковер сохранит свое высочайшее качество долгие и долгие годы. Более того, со временем его поверхность станет только нежней и шелковистее.


    В Туркменистане нет ни одного дома, чей интерьер не украшал бы национальный ковер. А в семьях с традиционным жизненным укладом таких ковров — великое множество. И потому ковры в стране — один из самых ходовых товаров. Их покупают много и охотно. В столице страны действуют несколько специализированных магазинов с самым широким ассортиментом — по размерам и орнаменту — ковров.


    В каждом из фирменных магазинов купленное вами рукотворное изделие сопровождается специальным сертификатом качества. Это очень удобно для гостей туркменской столицы, собирающихся вернуться домой из Ашхабада с бесценным сувениром в багаже. Такой именной сертификат автоматически снимает действующие в стране таможенные ограничения на вывоз ковровых изделий.

    За пределами же Туркменистана найти настоящий туркменский ковер — задача не из легких. Только истинный знаток и ценитель отдаст предпочтению настоящему, внешне неброскому орнаменту, который, тем не менее, хорошо знаком и особам королевских кровей и мировым знаменитостям. Но тот, кто выбрал себе на радость настоящий туркменский ковер, никогда не пожалеет об этом. Тем более что, покупая ковер, вы приобретаете и освященное вековыми традициями произведение искусства, и частичку тепла туркменской земли.

    Уникальность и самобытность туркменских ковров подтверждается бесчисленными свидетельствами историков и искусствоведов. В 1914 году авторитетный искусствовед хранитель отдела драгоценностей Эрмитажа Барон Арминий Фелькерзам писал: «Кому хоть раз пришлось видеть старинные туркменские ковры, тот никогда не спутает их с изделиями других племен и народов уже по одному орнаменту, не говоря о технике. Дать точное описание орнамента невозможно, так как своеобразие фигуры его несравнимо ни с цветами, ни с какими-либо определенными геометрическими фигурами».

    Действительно, попадая в Европу и Америку под названием бухарских и персидских, туркменские ковры всегда будоражили воображение исследователей.

    На самом деле, туркменские изделия коренным образом отличаются от персидских и кавказских ковров. В 1927 году русский исследователь С.Дудин отмечал, что «. совершенная разница в стиле туркменских и персидских ковровых изделий, иная установка ткацкого станка, иной прием в использовании ткаческого материала, иная тональность и более высокая техника работы говорят за то, что ковровое ремесло у туркмен так же старо, если не старше, как у персов. развивалось оно, пожалуй, совершенно самостоятельно».

    Изучение образцов керамики IV-III тыс. до н.э. гексюрского типа в Южном Туркменистане (в районе древней дельты реки Теджен, на Алтын-депе у Меана, Улуг-депе у Душака) позволило сделать вывод, что многие орнаментальные мотивы этой древней керамики — кресты, ступенчатые пирамиды, зигзаги, полностью идентичны узорам туркменских ковров. На это же обращает внимание российский археолог Виктор Сарианиди. Он пишет: «Именно туркменские ковры обнаруживают большое сходство в своих орнаментах с рисунками древней местной керамики и вместе с тем отличаются от ковров персидских и кавказских. Туркменские ковры имеют густой, ярко-красный фон, по которому нанесен штрих. То же наблюдается на древней южнотуркменистанской посуде, которая имеет красную фоновую облицовку».

    На раскопках древних поселений находят отпечатки тростниковых циновок. Циновка из Алтын-депе даже оставила цвета сплетенных нитей — серый и синий. Доказательством того, что в Туркменистане в IV-III тыс. до н.э. были развиты ткачество и ковроделие, служат и находки грузиков для ткацкого станка. Плетеные и тканые изделия более чем шеститысячелетней давности, выработавшие уже в древности народный орнаментальный стиль, сыграли свою роль в развитии такой же древней расписной керамики, которая своими ступенчатыми мотивами так похожа на салырские ковровые гели.

    Особое значение для нас имеют и результаты многолетних раскопок в Юго-Западном Туркменистане, которые проводились под руководством археолога И. Хлопина. Там, в долине Сумбара, на поселениях II тыс. до н.э. обнаружены бронзовые ковровые ножи. Эти находки по словам И. Хлопина, «. позволяют не только опустить в глубь тысячелетий возникновение коврового орнамента, но и проследить столь же глубоко корни туркменского народа на его исконной территории. У современных ковровщиц широко используется такой же точно, но, естественно, железный нож — кесер для единственной операции — обрезания ворсовой нити ковра. В последних веках II тыс. до н.э. ковровщицы имели в своем распоряжении отработанную форму инструмента — ковровый нож. На основании этого можно говорить, что истоки ковроделия уходят еще глубже, возможно, ко времени развитого и позднего энеолита. »

    Далее И.Хлопин пишет: «. Знаменитое туркменское ковроделие зародилось именно на территории нынешнего Туркменистана; его корни уходят в седую древность, ибо уже в середине II тыс. до н.э. существовали ножи для обрезания ворсовой нити ковра отработанной и законченной формы. Появление таких инструментов можно отнести к первой половине II или даже к концу III тыс. до н.э. Ну, а поскольку умение изготовлять ворсовые ковры считается одной из этнических особенностей туркменского народа, это позволяет поставить вопрос о пересмотре устоявшейся традиционной точки зрения на его происхождение».

    Дополнительная информация, которая будет вам полезна:  Фиолетовый берет своими руками

    Уже к XIII столетию восходят письменные известия непосредственно о туркменских коврах. Известный итальянский путешественник Марко Поло (XIII в), побывавший в Малой Азии, восторженно писал о коврах туркмен, как о «самых тонких и красивых в свете».

    Искусство ковроделия было занесено туркменами и на Ближний Восток, откуда, по словам Ибн Саида, туркмены высылали в разные страны прекрасные ковры. Примечательно, что изображения туркменских ковров представлены на картинах мастеров итальянского возрождения Липпо Мемми «Мадонна» (1350 г.); Николо ди Буанакорсо «Обручение Марии» (1380 г.); Лоренца ди Креди; фреска Пистойского собора (1475 г.).


    Исследователь Д.Лессинг еще в 1879 году, просматривая картины венецианских, немецких и фламандских художников, сделал вывод, что многие из них содержат орнаменты туркменских ковров. Особенно известна картина Гольбейна «Георг Гиз», где изображен текинский «гель», известный ныне в искусстве как узор «гольбейн».

    Ковры, обнаруженные в Форстате (Египет) К.Дж.Ламмом, являются также великолепными образцами туркмено-османского искусства XIV-XV вв., причем их узоры обнаруживают сходство с човдурским «гелем». В настоящее время они выставлены в Национальном музее Стокгольма, а также музеях Каира и Афин.Узоры туркменских ковров можно обнаружить на персидских миниатюрах эпохи Тимуридов. Они и в самой Персии, которая славилась своими коврами, считались наилучшими.

    С конца XIX в. туркменские ковры стали экспонироваться во многих городах России и европейских странах. В 1891 году ковры из Закаспия были выставлены на втором этаже Императорского исторического музея, где императрица и приобрела один из мервских ковров. Из Москвы 19 мая 1891 году в Асхабад была отправлена телеграмма: «Их величества осчастливили выставку посещением. Ее величеством приобретен мервский ковер. Колобухов».

    Туркменские ковры выставлялись в 1900 году на Всемирной выставке в Париже. В 1909-1910 гг. на сельскохозяйственной выставке в Ташкенте (где была вручена золотая медаль за ковер отличного производства Клыч Мураду Ахмед-оглы, а остальных наградили халатами), на кустарной выставке в марте-апреле 1913 году в Петербурге, на Берлинской выставке в 1914-1915 гг. В 1937 году наши ковры получили золотой приз в Париже, а в 1958 году -бронзовую медаль в Брюсселе.

    В 1963 году в Вашингтоне были выставлены 55 великолепных образцов туркменских ковровых изделий из частных коллекций Маккоя Джонса, Джорджа Майера и Артура Дженкинса. В январе-марте 1966 года проходила выставка туркменских ковров и в Музее искусств Гарвардского университета. Туркменские ковры в 1965, 1966, 1977 гг. получали золотые медали на Лейпцигской ярмарке. Поистине прав Арминий Фелькерзам, который писал: «Что касается ковровых изделий туркмен, то они бесспорно красивее всех прочих. Лишь тот, кто собственными глазами любовался роскошным колоритом старинных туркменских ковров, кто сам, зачарованный прелестью этих удивительных изделий, испытал настроение, навеваемое их гармонией, тонкостью и шелковистым блеском, мог составить себе понятие о красоте этих, обычно небольших по размерам изделий, выработанных вековым навыком, то блестящих исчерно-красных ковров с шелковым, цвета слоновой кости и алой розы орнаментом, то матовых, как подернутых дымкой с тем же белым цветом и вкрапленным синим на буро-красном фоне, то сияющих своим насыщенным красным тоном, усыпанным крупным стильным орнаментом или же, наконец, украшенных пестрыми полосами по почти белому фону».

    Каждый туркменский оазис имел свой неповторимый узор. Например, теке-гель, сырк-гель, кепсе-гель и дынак-гель (йомуды), гюлли-гель (эрсары), эртмен (човдуры) и т.д. Но все они, несмотря на различие, имеют общий фон, общую смысловую нагрузку — все то, что позволяет сказать: это — туркменский ковер!

    Что же обозначают гёли? Дело в том, что во всем мире, начиная с примитивных первобытных культов и заканчивая ныне действующими мировыми религиями, прослеживается образ мировой горы, древа жизни и центральной земной оси. Собрав данные воедино, мы еще в 1992 году в одной из своих статей высказали мысль о том, что гель — это стилизованное изображение Земли во Вселенной.

    Примерно к такому же выводу, на основе математических решений, пришел и туркменский дизайнер С. Мухаметбердыев. Убедительно доказывая применение в орнаменте ковра правила «золотого сечения» («божественная пропорция»), он отмечает: «Сам орнамент создавался с ориентиром на солнце, в период культа солнечного божества. В центре — ось всех пересечений орнамента, обозначен также искомым прямоугольником красного цвета. Это — живительное ядро орнамента. Именно от него берет начало и распространяется во все стороны света вся символика, философия орнамента! Этот прямоугольник можно назвать вновь образовавшейся в центре Галактики материей. Материей, которая, расширяясь и распространяясь по последующим прямоугольникам, получает все большее осмысление».

    Можно только гадать о том, как и каким способом предки туркмен получили столь глубокие познания о Вселенной. Подобно египетским пирамидам, таящим в себе множество необычного и внезапного, орнаменты туркменских ковров хранят какую-то информацию, возможно, открывающую доступ к уникальной цивилизации туркмен. И если пирамиды незыблемо стоят со времен фараонов, то ковры не могли храниться тысячелетиями. Тем удивительнее, как через десятки сотен лет туркмены пронесли свое прекрасное искусство почти в неизменном виде, через формации и эпохи!

    О туркменских коврах, которые радуют глаз и душу, написаны и изданы сотни, наверно тысячи заметок, статей, брошюр и книг, сделано множество кино- и телесюжетов. Однако есть среди множества великолепных образцов туркменского ковроткачества поистине уникальные экземпляры, заслуживающие отдельного рассказа.

    Есть в коллекции Национального туркменского музея ковра экспонат, именующийся как «ковер с рельефным узором». Это ковер с изображением драконов – аждарха. Изображение таинственных драконов – аждарха, упоминания о которых можно встретить в туркменских сказках и легендах, было довольно необычным на фоне многих других ковров с традиционными узорами-гёлями.

    Использование изображений сказочных драконов изредка встречалось в туркменском орнаментальном искусстве. Так, еще в далеком пятнадцатом веке, когда богатый феодал Мухаммед, правивший округом Аннау, решил выстроить над могилой своего отца, местного шейха Джемаледдина, мечеть. Красивое здание, сохранившееся на старых фотографиях, было выстроено в 1455-1456гг., всего за два года, и получило среди многочисленных паломников, приходивших к могиле святого, имя Сейит Джемал.

    Портал мечети был украшен мозаичным изображением двух ярко-желтых извивающихся драконов – аждарха с зазубренными хребтами и с четырьмя пятипалыми лапами. Благодаря этому изображению аннауская мечеть, являясь сама по себе образцом лучших традиций эпохи тимуридов в архитектуре, стала уникальным памятником не только на территории Туркменистана, но и всей Средней Азии.

    По поводу необычного сюжета было много предположений и споров, предполагалась и версия использования при строительстве труда китайских мастеров. Известный специалист по древнему искусству Азии – архитектор-археолог Галина Пугаченкова сумела доказать в своей книге «Мечеть Аннау» местные среднеазиатские древние корни этих образов, вступающих в данном случае как существа-хранители местности и мечети, построенной на ней. Кстати, в Бухаре известно предание о змее, охраняющей мавзолей Бибиханым.

    С этим согласуется и легенда о строительстве мечети в Аннау. Якобы к местным жителям обратился за помощью дракон, когда в его пасти застряли рога съеденного горного козла. В благодарность за спасение два дракона принесли людям из пещеры сокровищ, которую они охраняли, множество золота и драгоценных камней. Благодаря этому богатству и была в скорости воздвигнута мечеть с изображениями своего рода спонсоров строительства. Легенда появления изображения здешних драконов в середине двадцатого века получила неожиданное продолжение.

    В 1948 году художник-ковровщик ашхабадской экспериментально-художественной фабрики Абдулла Эсгеров и юная шестнадцатилетняя ковровщица этой же фабрики Бостан Гельдыева решили создать ковер, уникальный по сюжету и технике исполнения. Эсгер-Ага, как называли коллеги художника, увлекшись оригинальной красотой аннауской мечети, взял за основу эскиза будущего ковра цветочно-растительный орнамент архитектурного декора строения. На эскизе, в углах центрального поля художник поместил фигуры четырех желтых драконов – аждарха. Эскизы были одобрены, и началось изготовление ковра, причем в необычной для традиционных туркменских ковров, но характерной для китайских и монгольских изделий разновысотной, рельефной манере.


    5 октября 1948 года, когда до завершения работы над ковром, который должен был иметь размеры 215 на 170 см, оставалось всего 10-15 см, коллеги заранее поздравили его создателей. А ночью подземный «дракон», значительно более сильный и страшный, чем фольклорно-мистический аждарха перечеркнул планы и сами судьбы многих людей: стихия ашхабадского землетрясения 1948 года уничтожила жизни десятков тысяч людей. Прервался жизненный путь и обоих создателей ковра.

    Под ударом подземной стихии не устояли и стены аннауской мечети, но ее уникальный декор сохранился на уцелевшем ковре. Через некоторое время он был все же закончен руками матери Бостан – Аманбиби Гельдыевой, и ковровщицы Майи Мурадовой. Ковер, получивший официальное название «Рельефный», а среди ковровщиц – «Аннауский» или «Ковер с аждархами» занял достойное место, как уникальное творение коврового искусства.

    Среди многих экспонатов Национального музея туркменского ковра есть много уникальных и необычайно изысканных экземпляров. Эти драгоценные ковровые изделия – некий символ высоких производственных традиций, до сих пор очаровывают нас искусной работой и высоким ремеслом. Дорожная сума, вещевой мешок – предметы быта такого типа были в употреблении практически у всех народов мира. Но таких оригинальных чувалов, торб, хорджунов, как у туркмен, пожалуй, не было ни у кого. Ведь создавались они руками ковровщиц.

    В середине XIХ века не только ковры, но и различные виды вещевых мешков и переметных сум благодаря богатству колорита и декоративности своим художественным и техническим качествам получили известность на рынках Европы и Азии и пользовались большим спросом. Талантливая туркменская труженица умело ткала все виды ковров, украшала великолепным узором все, даже самые примитивные предметы хозяйственного обихода, которые выходили из ее рук. Их высокая добротность была делом семейной чести.

    В прошлом орнаментальное убранство туркменского жилища было своеобразным. Внутренний интерьер говорил о хорошем вкусе, которому позавидовал бы современный дизайнер. Всю деревянную мебель заменяли циновки, войлочные и ковровые изделия. Бытовое назначение ковровых изделий обусловило их определенную форму и размеры – ковровые изделия заменяли комоды, посудные шкафы, и прочую мебель. Вдоль стен юрты стояли «ковровые» сундуки, ящики, чемоданы, шкафчики для всевозможной домашней утвари.

    Изящный орнамент, гармоничная строгая расцветка и прекрасное качество шерсти, придающее изделию редкий бархатистый блеск, делают эти скромные предметы выдающимися произведениями подлинного искусства туркмен. Изучение ковровых изделий, хранящихся в фондах Национального музея туркменского ковра, свидетельствует о сохранении в народе глубоко древних традиций ковроткачества.

    Орнаментальное убранство туркменских ковровых изделий заслуживает особого внимания в силу своеобразия и самобытности основных мотивов и отдельных их элементов. Сегодня художественные достоинства изделий, сотканных предками туркмен, получают новое осмысление, незримо переходя в категорию непреходящих культурных ценностей.

    Сельджукские узоры

    Великая Сельджукская империя… В ее пору процветали поэзия, наука, искусство, строительство. Славу искусству этого периода принесла и архитектура: мечети, дворцы, медресе с богато украшенными фасадами узорной кирпичной кладки, отделанными поливной керамикой и инкрустацией. Вместе с архитектурой развивались связанные с ней отрасли декоративного искусства: резьба по камню, дереву, художественные изделия из металла. Украшая своды куполов, мастера не могли быть вполне удовлетворены привычными линиями узора. Им хотелось внести новую струю в архитектурный декор, и тогда они заимствовали украшения из ковровых узоров. Как ковровщицы, узелок за узелком создавали тканые шедевры, так и древние зодчие безошибочно укладывали кирпичи в орнамент, подобный ковровому.

    «И строители-декораторы, и ковровщицы мастерски соединяли конструктивную основу и функциональность с изумительной отделкой, тончайшей орнаментацией. Сам процесс кладки кирпичей можно образно сравнить с плетением ковровых узлов – так – ряд за рядом – растут два рукотворных чуда – дворец и ковер…», – пишет в книге «Живая легенда» Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов.

    В узорах, сохранившихся на стенах мавзолея сельджукского Султана Санджара в Мерве, построенного в 1154-1156 годах, присутствуют отголоски древних ковровых рисунков той эпохи. Вверх возносилась, сияя голубыми изразцами, полусфера купола, который украшала система элементов, образующих красивую звездообразную фигуру, а гладкие стены покрывала роспись. Полное совпадение многих орнаментальных мотивов туркменских тканых ковров с кирпичными узорами на стенах сельджукских сооружений говорит о некой концепции, сформировавшей стереотипы внешнего оформления зданий с переносом привычных традиционных приемов декора в иной материал, вплоть до буквального цитирования тканевых, ворсовых узоров. Поэтому многообразные орнаментальные мотивы этого жанра в туркменском декоративно-прикладном искусстве можно рассматривать как один из традиционных видов архитектурного орнамента, употреблявшегося в рамках сельджукского стиля.

    Насколько можно судить по сохранившимся ковровым фрагментам, хранящимся в Конье, сельджукские образцы имели общее с туркменскими – в технике, колорите и, отчасти, в характере узора, преимущественно геометризованного. Все они сотканы из шерсти в две нити с использованием белого утка, по 36-50 узелков на квадратный дюйм. Материалом для изготовления ковров служила козья или овечья шерсть, которую красили в несколько цветов, чаще всего желтый, красный и синий. Каждый ковер имел свой цвет, который выступает своего рода символом. К примеру, красный – богатство, желтый противостоит неудачам, синий – величие и благородство. Благодаря применению красок растительного происхождения, очень стойких и прочных, сохранившиеся образцы изделий до сих пор поражают ярким колоритом и с течением времени не утратили былой яркости.


    В нашем музее большое значение придается изучению истории национального ковроткачества, воссозданию древних мотивов и методик производства. Нас заинтересовал фрагмент почти целого ковра из мечети Ала ад-дина в Конье. Колорит ковра построен на смелом сочетании пятен карминно-красного и темно-синего. На общем темно-синем фоне, обрамленном выразительным бордюром, ритмично чередуются голубые медальоны различной формы, заполненные тонкой вязью растительных мотивов. В медальонах один и тот же цветочный мотив повторяется и образовывает тем самым целую панель, что создает эффект выложенной глазурованной плиткой поверхности.

    Ковровое полотно с рисунком сельджукского ковра было воссоздано современными туркменскими ковровщицами в новых условиях. Преподаватель кафедры прикладного искусства Академии художеств Туркменистана Алтын Мухаммедова скопировала рисунок оригинала, произвела расчет орнамента, подобрала нужного цвета шерсть, а ковровщицы музея Энегуль Алланурова и Аннанабат Дурдыева осуществили этот замысел. Хитросплетение новшества и древности дало блестящий результат. Теперь сельджукский ковер в новом исполнении стал украшением нашего музея. А мастерицы, создавшие современный ковровый шедевр, в канун праздника 23-й годовщины независимости нашей страны стали лауреатами конкурса «Türkmeniň Altyn asyry».

    В декоративном убранстве ковра затейливые узоры аналогичны тем, какими древние мастера украшали здания. Ковер украшен рисунками в форме звезд и розеток, что напоминает орнамент на куполе мавзолея. Несомненно, что благодаря приемам узорной росписи, как в архитектуре, так и в ковровой технике, зритель все время находится под эмоциональным воздействием декоративного оформления как ковра, так и здания. В них звучит эхо былых времен, и если задуматься о жизни величественных сооружений и ковров, мы поймем, что душа у них одна, и она бессмертна.

    Аджап БАЙРИЕВА,
    Национальный музей туркменского ковра

    Туркменские узоры и орнаменты

    Новруз — рождение Нового, весеннего дня. Жизнеутверждающая сила возрождения природы уже не одну сотню лет вдохновляет людей на создание все новых произведений искусства. Красочные пейзажи родной земли становились для наших предков основой, элементы которой воплощались в декоративных узорах и орнаментах туркменских вышивок, ковров, неся в себе посыл плодородия, благополучия, любви, гармонии цветущего мира природы.

    Орнамент сопровождал человека в повседневной жизни. Растительные, геометрические, зооморфные мотивы украшали жилище человека, культовые и бытовые предметы, одежду, архитектурные сооружения. Туркменскому орнаменту всегда было свойственно внимательное отношение к формам природы, растительного и животного мира.

    Мотивы цветов, веток, виноградных лоз также занимали важное место в структуре туркменского орнамента. Плетеный или растительный орнамент в виде завитков, листьев, чашелистиков широко применялся в украшении ковров и вышивке национальной одежды.

    Орнамент одежды также является одним из ведущих направлений в орнаментальном искусстве туркмен, преобладает он в женской одежде. Ведь именно женщина у всех народов — олицетворение красоты, нежности, любви, то есть самого прекрасного на земле. В частности, расшитая накидка невестки несла в себе красочно закодированное пожелание любви, плодовитости, семейного лада. Цветочные узоры, украшающие все поле красной женской накидки, передавали обаяние цветущей молодости.

    Цветочные узоры украшали бордюры ковров и войлочных кошм. Наибольшее распространение получил весьма оригинальный мотив ислими, который также применялся в оформлении мечетей, медресе и мавзолеев в виде изогнутой линии с разнообразными завитками. Ислими — вид орнамента, построенного на соединении вьюнка и спирали, воплощающий идею непрерывно развивающегося цветущего лиственного побега.

    Бесконечная любовь к природе находит свое отражение в вышивках искусных вышивальщиц. Девичьи тюбетейки, паласы и ковры, ритуальные халаты-накидки украшались узором первых бутонов полевого цветка — гульяйды, наделенного защитными функциями оберега. Юноши получали в подарок от девушек тюбетейки с цветочным узором, вышитые своими руками. Узор гульяйды использовали в ковровых попонах для ахалтекинских скакунов. Этот же узор изображали на паласных ковриках, из которых делали колыбели для детей, его вышивали на скатертях для хлеба.

    На полу расстилали ковры, кошмы и паласы с цветочным орнаментом, на стенах и на двери развешивали ковры и ковровые изделия с растительными мотивами. Паласы украшались своеобразным орнаментом боссаны (боссан — бахча, огород). Разостланные на полу юрты, они придавали жилищу черты своеобразной художественной законченности.

    В Новруз байрамы туркмены украшали свою юрту тканой полосой «ак йуп». Трогательная наивность орнаментальной композиции, высокая техника ткачества, и прекрасная окраска тканого изделия ставят его в ряд шедевров изобразительного народного искусства. На белом тканом фоне выделяется своеобразная подача ажурного цветочного мотива гульяйды, нежных бутонов тюльпанов и маков, крупных цветочных кустов и букетов.

    Разнообразные ковровые и паласные дорожки ак йюп середины XVIII-XIX вв., украшавшие круглый решетчатый остов юрты, славились своим изысканным вкусом. Незатейливый орнаментальный мотив гульяйды широко привился и здесь, повторяясь, в разных местах: то в сеточной композиции, то в горизонтальной разделительной полоске, то самостоятельно. Для оживления игры тонов ворса мастерицы очень искусно вводили в узор шелк.

    Растительные мотивы воплощались в многогранные формы, как простые, так и крайне усложненные, называемые Древо жизни. Наиболее роскошные, сложные и красивые композиции с мотивом «цветок-голова» использовались для украшения молитвенных ковров. Более «живые», легкие и элегантные варианты встречаются на салорских торбах, а човдуры использовали эти узоры для украшения попон и дверных завес. Центральное поле постилочных керкинских ковров украшалось растительным, сильно геометризированным узором в виде дерева или куста. В беширских коврах преобладают растительные формы — зубчатые широкие листья и профильное изображение цветов. Основной орнаментальный элемент — широколопастный лист на желтом стебле. На эрсаринских коврах размещали цветочные узоры в виде крупных восьмиугольных медальонов. В каждом из секторов этого узора размещали фигурки в виде трилистников.

    Одно из самых любимых растений Востока, воплощенное во многих орнаментальных узорах, — миндаль. У жителей берегов Амударьи миндальное дерево и его плоды встречаются в различных вариантах; одни из них напоминают зернышко с побегом, другие — лист, третьи — дерево. Все это позволяет предположить, что этот мотив изображает зарождение новой жизни. В керкинских и беширских изделиях эти фигурки имеют яркую, но однотонную раскраску и рисунок, отличительной чертой которого является маленький, отходящий от «миндалинки» отросток — первый побег, выходящий из прорастающего семечка.

    Бархатистые, переливающиеся на солнце растительные узоры очень ярки, они свидетельствуют о вечной весне в душах и сердцах людей. На этих горящих жизнью ковровых полях «порхают» изображения бабочек среди гирлянд цветочных лепестков. Порой из-за такой красоты невозможно определить, где ты находишься: на ковровом полотне, украшенном стилизованными цветами, или в райском саду среди диковинных растений.

    Вышивальщицы и ковровщицы разрабатывают все новые цветочные орнаменты. Они творчески дают новую жизнь в старинные мотивы национального туркменского орнамента. Орнамент не только сохранился как живое национальное искусство, как часть художественной культуры, но и получил возможность дальнейшего развития.

    Туркменские узоры и орнаменты

    12 орнаментов. Анализ монгольских орнаментов

    Если обо всех орнаментах, которые я использовала до этого, я знала хотя бы что то, и отталкивалась в первую очередь от того, что было уже известно, то монгольский орнамент для меня настоящее открытие.
    Орнамент монголоязычных народов носит название «хээ угалза».

    Все многообразие орнаментов разделяется на пять основных групп:
    1. геометрические — самые распространенные орнаменты монголоязычных народов (ломаные, прямые, зигзаги, круги, ромбы и др.). Ведущими мотивами геометрического орнамента являются:
    — «алхан хээ» (молоточный орнамент) – рисунок стеганого матраса — аналог греческого меандра, но какое разнообразие!
    Меандр – «алхан хээ» называют молоточным, т.к. по-бурятски (и монгольски) «алха» — молоток.

    Меандр у монголоязычных народов выражает идею вечного движения. Этим орнаментом украшаются вещи из жестких и мягких материалов. Его можно встретить на деревянных частях юрты, мебели, на войлочных коврах, вышивках, одежде, посуде, упряжи, музыкальных инструментах. В старину меандром украшали лишь особо ценимые вещи. В наш технический век «молоточный» орнамент встречается повсюду.

    — Улзы – «плетенка» — древний орнамент, символизирующий счастье, благополучие, долголетие. Это очень почитаемый и распространенный в наше время узор, имеет множество вариантов, но наиболее распространен десятиглазковый узел. Он изображается в виде клетчатого или криволинейного переплетения в центре украшаемого предмета, иногда оплетен цветочными узорами. Этот знак может быть изображен на любом предмете из металла, дерева, мягкого материала, если мастер хочет выразить идею благопожелания. Здесь уже можно провести аналогию с кельтами. И опять какое многообразие!

    Происхождение улзы связано с охотничьим бытом. Многочисленные варианты слова «ульзий»,»кульджа»,»гулдза»,»угалз» встречаются у тюркских и монгольских народов как название горного барана или орнамента(орнамент рогов этого животного). Есть предположение, что древний и гибкий рогатый орнамент в свое время мог быть подвержен стилизации и принять начертание замкнутой плетенки. Также можно предположить, что сам термин «улзы» является наименованием тотемного животного.
    Знак плетенки и бесконечного узла решает ту же задачу, что и меандр в искусстве греков — линейную попытку передать вечное движение и вечную жизнь.

    — Свастика (хас) – слово, составленное из двух санскритских корней — существительного «благо» и глагола «быть» или «состоять», т.е. «благосостояние», «благополучие». Свастика была известна в разных частях света как символ четырех основных сил, четырех сторон света, стихий, времен года. Свастика встречается везде, где есть следы буддийских культур, она была высечена на многих храмах, на скалах, ступах, статуях Будды. Известны в форме свастики две изогнутые взаимоусеченные фрагменты двойной спирали, выражающей символику Инь-Ян.

    — Круг — «дугуй хээ» — еще один очень популярный геометрический орнамент. Круг символизирует вечность, бесконечность. Человек строит свою жизнь по образцу и подобию природы. Вся его жизнь от рождения до самой кончины — это движение по кругу, «колесу жизни» (сансарын хγрдэ). Канун празднования Сагаалгана- встречи Нового года у бурят – называется «бγтγγ γдэр» (глухой, закрытый вечер) . Этот вечер замыкает круг старого года и все, что зародилось в нем, должно выйти из этого закрытого пространства, начиная новый виток следующего года. Поэтому, изображение круга часто встречается на изделиях из металла, колчанах, мужских и женских украшениях, на ритуальных предметах и одежде, в росписи мебели, а бурятский круговой танец «ёохор» исполняют, двигаясь по кругу.
    В круг могут быть оформлены и другие элементы орнамента.

    2. Зооморфные, или анималистические орнаменты столь же древние и популярные, как и геометрические.
    Монголы — кочевой народ, и животные, которых они разводят, играют огромную роль в их жизни. Естественно, это не могло не отразиться на народном творчестве, в частности, на появлении соответствующих орнаментов.
    Самым распространенным орнаментом этой группы является изображение рога – эбэр угалза (в буквальном переводе означает «роговидный орнамент».

    На рисунках 2 и 3 определенно видна голова барана.

    Вторым по значимости в зооморфных орнаментах считается хамар угалза (носовидный орнамент).

    3. Растительные; Растительные орнаменты включают в себя изображения листьев, цветов, стеблей:
    лиственный узор (набшаhан угалза),

    цветочный узор (сэсэг угалза)


    Отдельно среди цветочных узоров выделяется лотосовый узор.

    Растительный тип узора широко применяется в декоре элементов костюма, предметов быта, в архитектуре, живописи, скульптуре.

    4. Природные, или космогонические; Среди космогонических одним из самых популярных орнаментов можно назвать орнамент огня. Огонь – символ возрождения. Трехязычковое пламя в эмблеме Бурятии символизирует прошлое, настоящее и будущее. Огонь, пламя всегда стремятся вверх – к Солнцу, к небу. Огонь – символ очищения. У многих народов существуют ритуалы, связанные с очистительными свойствами огня: в дацанах зажигаются масляные лампады, возжигают благовонные травы, которыми окуривают жилище, тело с целью очищения. С глубокой древности исполняли ритуально-магический танец ехор вокруг костра.

    Орнамент гора, скала – символ твердости, устойчивости и постоянства. Гора и камень, скала – жилище духа или бога.

    Орнамент воды. Символизирует чистоту, красоту и радость.

    Облака – Уулэн угалза – в тибетской традиции «путь белых облаков» — символ духовного развития и совершенства.

    5. Культовые орнаменты связаны, естественно, с религией. Традиционная религия и Монголии, и Бурятии — тибетский буддизм, поэтому самыми распространенными культовыми орнаментами являются 8 священных символов буддизма
    (так как они изображены в нижней части рисунка):

    Мистический узел — Две золотые рыбки — Драгоценный зонт — Колесо Дхармы
    Цветок лотоса — Белая раковина — Драгоценный сосуд — Стяг победы

    Человек я не религиозный, уж тем более к буддизму совсем никакого отношения не имею, поэтому ограничусь только одной иллюстрацией культовых орнаментов Монголии.

    Пожалуй, я сделаю еще один пост, посвященный монгольским орнаментам. Расскажу о цвете. Слов будет совсем мало, в основном картинки. А здесь и так уже переизбыток информации.

    Огромное спасибо всем кто осилил этот пост до конца!

    Добавить комментарий